Мещанин во дворянстве. История возникновения ПСЖ

15 апреля 2019, 17:01

Как возник и развивался «Пари Сен-Жермен» - в материале «Соккер.ру».

Сегодняшний рассказ будет несколько необычен, потому что он посвящён не определённому сезону в жизни клуба, а сразу нескольким годам из истории «Пари Сен-Жермен». Вы узнаете, как в столице Франции появился футбольный клуб, которому суждено было стать знаменитым. И какую роль в становлении парижан сыграл известный французский модельер.

Конечно, на фоне футбольных аристократов «Пари Сен-Жермен» выглядит купчишкой, который сколотил капитал на скорую руку и теперь мечтающий обзавестись дворянским титулом. И, заметьте, нынешняя попытка, предпринимаемая катарскими шейхами, - не первая. Клуб, изначально созданный как коммерческий проект, никогда не скрывал наполеоновских планов и уже в младенчестве расставлял сети на таких мастеров, на фоне которых Ибрагимович с Неймаром смотрятся подмастерьями. Но пока ПСЖ успел обзавестись репутацией хронического неудачника, того самого, что в известном анекдоте про конкурс чудаков занимает на нём  вторые места. И этого вечного неудачника сегодняшний ПСЖ выдавливает из себя по капле. Во внутренних турнирах уже выдавил, что не мудрено - с такой-то финансовой подпиткой. А вот в Лиге чемпионов парижане пока заставляют то и дело вспоминать тот самый анекдот.

Ребёнок из пробирки

Если большинство  футбольных клубов появились на свет естественным путём – собрались друзья-товарищи мячик погонять и увидели, что это хорошо, то ПСЖ изначально создавался потому, что Парижу нужен был серьезный футбольный клуб,  способный конкурировать с ведущими командами страны.  Нет, столица Франции не была территорией свободной от футбола. В начале ХХ века здесь играло несколько крепких коллективов. Но к 60-м кто-то разорился, кто-то свалился на дно, а кто-то и вовсе прекратил существование. На плаву оставались «Расинг» (по правде он «Расинн») и «Ред Стар». Но «пингвинов» из «Расинга» постигло несчастье – клуб, побеждавший и в чемпионате, и в Кубке Франции, разорился и покатился вниз по наклонной. А старейший столичный клуб и подшефный французской компартии вёл борьбу за выживание.

И парижане постепенно прониклись любовью к иногородней команде - «Стад Сен-Жермен» из небольшого, но очень красивого городка Сен-Жермен-ан-Ле, расположенного в двадцати километрах от столицы. «Стад Сен-Жермен» был основан в 1904 году, долго играл на задворках, но после второй мировой войны стал выбираться на свет божий.  Кроме того, в город, получивший своё имя в память о причисленному к лику святых парижском архиепископе Германе, перебрался нападающий Роже Кенолль, кумир болельщиков, как «Расинга», так и «Ред Стар». В «Сен-Жермен» Кенолль продлил свой век игрока, а затем стал успешным тренером. Парижане следили за успехами недавнего любимца и симпатизировали команде из близлежащего городка.

В 1969 году «Сен-Жермен» добрался до четвертьфинала Кубка Франции и получил в соперники «Марсель». Непростые отношения между двумя крупнейшими городами Франции существовали и в ту пору, поэтому парижане решили поддержать соседей. А те в свою очередь попросились на «Парк де Пренс». Встреча собрала около 15 тысяч зрителей. ССЖ проиграл, но парижане прониклись любовью к команде. А заодно столичных жителей заели зависть и чувство некой неудовлетворённости. Поэтому решение о переводе клуба из Сен-Жермена было поддержано футбольным людом французской столицы.

И началось. Идея создания нового клуба, ставящего перед собой самые высокие цели, овладела умами парижан. «Футбол в Париже умирает, но мы вернём его к жизни», - неслось с экранов телевизоров и в радиоэфире, с газетных полос и эстрады. В борьбу включились как мэтры французского шансона, так и начинающая певица Мирей Матьё. В столице был проведен плебисцит, и большинство опрошенных ответили «клубу быть».

Всё это хорошо, но как претворить этот проект в жизнь. На роль «суррогатной матери» был избран стремительно прогрессирующий «Стад Сен-Жермен», уже успевший завоевать симпатии парижан. Но нужен был «отец» с парижской пропиской. В 1970 году был создан ФК «Пари». Весьма странная контора, надо сказать. У «Пари» не было ни стадиона, ни тренера, ни игроков, только офис с десятком клерков. Но формальность была соблюдена. «Сен-Жермен» мог слиться в экстазе с «Пари».

Президент «Сент-Жермена» Анри Патрель нашёл богатого дядю-компаньона в лице транспортного магната Ги Крессана, и работа, не то чтоб закипела, просто началась. Патрель согласился на роль вице-президента нового клуба (он еще занимал высокий пост в Федерации футбола), Крессан так же занял кабинет вице-президента, а самым большим начальником стал Пьер-Этьен Гийо. Нельзя сказать, что Патрель и Крессан были друзьями и единомышленниками, но их альянс дал серьёзный толчок проекту. Пока велась техническая работа, «Сен-Жермен» выбирался в Д-2. Не без приключений, но всё же выбрался. 10 июня 1970 года было объявлено, что место во втором по силе дивизионе французского футбола займёт «Пари Сен-Жермен». А  через неделю 17 июня был подписан исторический протокол об объединении «Пари» и «Стад Сен-Жермен». Второй день рождения клуба. Первым принято считать 21 июня 1904 года – дату создания «Стад Сен-Жермен». 12 августа, уже после того как ПСЖ сыграл несколько матчей, был принят устав клуба, и эта дата считается третьими и официальными именинами. Наименее каноническим из пяти дней рождений считается 27 августа 1960 года – дата опубликования устава ПСЖ. А о пятом дне рождения прочитаете в другой раз.

В сезоне-70/71 «Пари Сен-Жермен» предстоял дебют в Д-2, расширенном до 48 участников и разбитом на зоны. Тем не менее, была поставлена задача по выходу в класс сильнейших. Основу составили игроки «Сен-Жермена», которыми руководил играющий тренер Пьер Фелипон. Но были и новички. Причём звёздные. Например, защитник сборной Франции Жан Джоркаефф, славно поигравший в «Лионе» и «Марселе». Самый известный футболист калмыцкого происхождения сразу получил капитанскую повязку. Середину поля укрепили два маститых игрока – марселец Жан-Клод Дюстремель и четырёхкратный чемпион страны в составе «Сент-Этьена» Ролан Митораж. Атаку усилил  Жан-Клод Брас из «Льежа». Появился и первый легионер, никакущий, как вскоре выяснилось, немец Уве Зембски. По ходу сезона присоединился обладатель КЕЧ в составе «Бенфики» португалец Фернанду Круш. Свой первый матч ПСЖ провёл 1 августа с «Кевийи» и уступил 1:2. Исторический гол на счету Браса. Третий матч  - с «Пуатье» стал официальным и завершился с результатом 1:1.

Непросто складывался для парижан первый сезон в Д-2.  Было всякое, и обидные проигрыши, и яркие победы. Но всё кончилось хорошо. ПСЖ выиграл турнир, завоевал свой первый трофей – приз за победу в Д-1 и шагнул в элиту. Начиналась новая жизнь.

А не купить ли нам Пеле?

Выйти с ходу в Д-1 – это конечно здорово. И кое у кого в руководстве наступила неслабая эйфория. Ги Крессан посчитал себя великим и ужасным. Во-первых, поменялся кабинетами и должностями с президентишкой Гийо, чем весьма огорчил другого вице – Анри Патреля, а во-вторых, решил усилить ПСЖ не кем попало, а самим Пеле. Для этого Крессан совершил две поездки в Бразилию. В первый раз король футбола и трёхкратный чемпион мира был предельно вежлив и тактичен. Второй раз просто послал гостя из Франции на некоторое число букв. Даром, что Крессан привёз  Эдсону Арантесу до Насименто контракт, в который сам  Пеле мог вписать всё, что душе угодно. Но приезд Пеле в молодой клуб был уже анонсирован, и дабы не потерять лица месье Крессан отправился в Бразилию в третий раз. Уже в роли вице-президента, ибо Патрель  не сидел сложа рук. Крессан  вернулся не с пустыми руками. Пусть не Пеле, но чемпион мира, Жоэль Камарго. Реальным усилением стали менее именитый новичок – защитник Клод Аррибас из «Нанта», способный «скушать» грозных форвардов типа владельца Золотой бутсы Салифа Кейта из «Сент-Этьена». Кстати, тогдашний флагман французского футбола был бит на «Жофре Гишам».

Дебютант элитного дивизиона играл, как и подобает новичку. Получал оплеухи, держал удары и в итоге выстоял. Сдал экзамен на соответствие Д-1. Но возникли иные проблемы. После того, как один из отцов-основателей Патрель побил горшки с другим – Крессаном, несостоявшийся покупатель Пеле сделался большим другом и парижской мэрии, и в ФФФ нашёл покровителей. Заодно и поиздержался. В клубе назревал финансовый кризис. Мэрия же выдвинула несколько условий. Приемлемых - играть домашние матчи на «Парк де Пренс», и не очень, - отказ от двойного названия. Что вызвало справедливое негодование  родственников со стороны «Сен-Жермена». В мае 1972 года произошёл неизбежный раскол - на «Пари» и «Пари Сен-Жермен». Единой еще команде удалось сохранить для «Пари» прописку в Д-1, а второму осколку, не пожелавшему возвращать «девичью фамилию» предстояло отправиться в низы французского футбола - Д-3. Большинство ведущих игроков, включая капитана Жана Джоркаеффа, остались в «Пари».

Ги Крессан кормил городские власти баснями о неизбежном процветании «Пари», но клуб очень быстро зачах и в 1974 году вылетел из элиты.  Парижане смогли вернуться в компанию сильнейших и лишь на сезон - в 1978/79.  Клуб существует и по сей день. Именно, что существует. Как «Расинг», «Ред Стар» и еще несколько столичных коллективов.

Вернёмся же к «Пари Сен-Жермен», выделившемуся из совместного предприятия 16 мая 1972 года - обещанный пятый день рождения. Президентскую должность занял Анри Патрель, в качестве домашней арены был выбран маленький стадиончик «Жан Лефебр», из опытных игроков в команде остался лишь Камиль Шокье, защищавший еще ворота «Стад Сен-Жермен», да еще несколько бойцов. Пришли малоизвестные новички. Например, выходцы из Вест-Индии полузащитник Жаки Ляпост и нападающий Кристиан Андре, ставшие видными фигурами в рядах ПСЖ.

В сезоне-72/73 «Пари Сен-Жермен» занял второе место в своей зоне Д-3 и не должен был никуда подниматься. Но у победителя турнира «Кевийи» кончились деньги, и он вынужден был отказаться от повышения в классе. Вакансию в Д-2 заполнил ПСЖ.

Haute Couture

Весной 1973 года в клубе сменилась власть. Анри Пантарель оставил пост президента и переместился на более скромную должность. Новым главой «Пари Сен-Жермен» стал известный во Франции модельер Даниэль Эштер. У Кутюрье давно чесались руки проявить себя не только в высокой моде, но и в футболе. Но ни один клуб ни хотел иметь дел с эксцентричным любителем клетчатых пиджаков. Но Эштер не отчаивался и наконец нашёл свою команду.

Будучи человеком творческим Эштер мало смыслил в менеджменте, но у него был очень грамотный советник в лице Жана Блока, который привлёк в правление клуба весьма нужных людей. В том числе и популярнейшего актёра Жана-Поля Бельмондо, которому отвели роль вице-президента. Но главной находкой Блока стало приглашение Жюста Фонтэна. Легендарный бомбардир мечтал о карьере тренера, но первый опыт оказался неудачным. Сборная Франции под руководством Фонтэна  проиграла оба матча, и он подал в отставку.  Лучшего способа реанимировать тренерскую карьеру, чем участие в амбициозном проекте, у бывшего нападающего не было. В ПСЖ Фонтэн стал спортивным директором, но фактически он, а не Робер Вико был главным тренером парижан в сезоне-73/74. С подачи Фонтана в команде появились опытные игроки - полузащитник Жан-Пьер Дольяни, защитник Жан Делофре, бразильский нападающий Армандо Монтейро, по ходу сезона добавился еще один форвард - Франсуа М'Пеле из «Аяччо». Не Пеле конечно, но весьма неплохой футболист.

По ходу сезона ПСЖ обосновался на «Парк де Пренс» и стал собирать там приличную аудиторию. В отличие от чахнущего «Пари». И хотя самый посещаемый матч - кубковая встреча с «Реймсом» обернулась провалом - 0:5, команда Фонтэна пришлась по душе парижанам. По итогам сезона «Пари Сен-Жермен» выиграл турнир в Д-2 и поднялся в класс сильнейших. «Пари» проследовал в обратном направлении. На фоне всеобщего ликования остался незамеченным уход из клуба Анри Панатареля. Один из создателей оказался не нужен Даниэлю Эштеру.

Сам Кутюрье разработал эскиз клубной эмблемы, которую считают лучшей в истории клуба. На гербе нашлось место и символу Парижа - Эйфелевой башне, и колыбели - фирменному знаку Сан-Жермен-ан-Ле, - города, где подрастали будущие французские короли, и королевской лилии. Сама эмблема была выполнена в трёх цветах - сочетание красного и синего символизировали Париж, а белый - Сен-Жермен. Команда переоделась из красных футболок в синие.

Вернувшись в Д-1 «Пари Сен-Жермен» развернул, говоря современным языком, бурную деятельность на трансферном рынке. В «Седане» за рекордные сто сорок миллионов старых франков  был куплен  атакующий полузащитник Мустафа Далеб. Затраты себя оправдали - алжирец стал многолетним лидером парижан. Другого футболиста полузащитника «Ниццы» и сборной Франции Жана-Марка Гийю зазывали в Париж столь навязчиво, что его клуб пожаловался в Федерацию футбола. ФФФ выпустила специальное распоряжение, запрещавшее представителям ПСЖ контактировать с Гийю на протяжении двух лет. Также состав пополнили несколько сильных игроков французского чемпионата и югославский вратарь Илия Пантелич.

Перед началом сезона ПСЖ собирался не просто закрепиться в элите, но и занять высокое место. Но уже во втором туре парижане были разгромлены «Реймсом» 1:6 и спустились с небес на землю. Все шесть мячей забил аргентинец Карлос Бьянки, которому суждено будет стать одной из легенд «красно-синих». 

ПСЖ завершил сезон на 15-м месте, что позволило ему сохранить прописку в Д-1. Команда немало забивала, но и пропускала очень много. Худший показатель в лиге был только у «Монако». Неплохой выдалась кубковая кампания. Парижане дошли до полуфинала, где уступили «Лансу» в дополнительное время.

Летом 1975 года Даниэль Эштер стал готовить трансферную бомбу - решил заполучить самого Йохана Кройфа, уже блиставшего в ту пору в «Барселоне».  Большой поклонник голландского футбола и личный друг самого Йохана Кутюрье пригласил летучего голландца в Париж и почти уговорил его на переход. Кройф успел даже сыграть два товарищеских матча за ПСЖ. Но и «Барселона» не дремала. Так как президент французского клуба действовал в обход всех правил, Кройфу пришлось вернуться на «Камп Ноу». Вряд ли сам Йохан пожалел о своём несостоявшемся переезде на берега Сены. Зато ПСЖ получил стареющего, но очень крутого югослава Драгана Джаича. Пришлись ко двору полузащитники - камерунец Жан-Пьер Токото из «Бордо» и Франк Пясецки из «Сошо». Из «Бенфики» пришёл ветеран португальского футбола Умберту Коэлью.

Уже по ходу сезона произошли перемены на тренерском посту. Робер Вико сложил с себя полномочия и уехал в Руан. Жюст Фонтэн стал полноправным хозяином на тренерской скамейке. А в январе грянул гром. Разругались Фонтэн и лидер команды Жан-Пьер Дольяни. Причиной стала невинная шутка, отпущенная тренером в адрес капитана в перерыве товарищеского матча, что привело к тому, что Дольяни собрал вещички и ушел. Эштер пытался примирить бывших друзей, но не вышло. Дольяни вернулся, сыграл один матч и уехал. Капитанская повязка перекочевала на плечо Коэлью.

Сезон-75/76 ПСЖ завершил на 14-м месте. Сразу по окончании чемпионата Фонтэн подал в отставку. Да и Кутюрье Эштер едва не хлопнул дверью, в знак несогласия с решением ФФФ предоставлять «Парк де Пренс» для регбийных матчей.

Летом команде был представлен новый тренер - югослав Велибор Васович. Или человек с зонтиком, как позвали бывшего защитника «Аякса» в клубе. По-французски, Васович не говорил, поэтому общался с игроками через переводчика. «Вот видите у меня на пиджаке два кармана - левый и правый. В левом лежат мои визитки, где написано, что я  выигрывал Кубок чемпионов и 16 раз становился чемпионом. Но вас это пока не касается. А в правой - бумажник. И если не будете делать то, что я буду говорить, то ваши  бумажники изрядно похудеют». Вот такая сложная словесная конструкция.

Попытки заполучить двух звёздных игроков потерпели неудачу. «Реймс» не отпустил бомбардира Карлоса Бьянки, а Франц Беккенбауэр не захотел связываться с неказистым в ту пору французским клубом. Эштер лично ездил в Мюнхен, уговаривал кайзера Франца, но тот выставил неприемлемые условия. А через несколько месяцев капитан сборной ФРГ уехал в нью-йоркский «Космос». 

Накануне сезона-76/77 перед Васовичем была поставлена задача - выход в Еврокубки. Парижане взяли слабый старт в чемпионате, одно время шли на последнем, 20-м месте, но в середине турнира ПСЖ, поднимался даже на пятую сточку. На финиш пришёл девятым. Из Кубка «красно-синие» тоже выбыли, что побудило человека с зонтиком подать заявление об отставке. Кутюрье порвал бумажку и выбросил в корзину. Но прошло несколько недель, и второе прошение было удовлетворено.  Главным итогом сезона стало признание Мустафы Далеба лучшим игроком Д-1.

Летом 1977 года Эштер решил провести ковровую закупку. Но одна неудача следовала за другой. С крючка сорвались Мишель Платини («Сент-Этьен»), Мариус Трезор («Марсель»), Руди Крол («Аякс»), Раймон Керюзоре («Лаваль»). С «Лионом» и вовсе разругались из-за срыва переговоров по Сержу Кьеза. Зато Кутюрье осуществил таки свою мечту - из «Реймса» приехал лучший бомбардир Д-1 Карлос Бьянки. Из «Ренна» пришёл вратарь Даниэль Бернар, а многократный чемпион Франции в составе «Сент-Этьена» Жан-Мишель Лярке стал играющим главным тренером команды.

ПСЖ по привычке тяжело стартовал, тут еще никому ненужный осенний вояж в Канаду, но ближе к зиме игра наладилась. Но в январе взорвалась бомба. Оказалось, что часть билетов, продаваемых на «Парк де Пренс» не облагалась налогом, и денежки текли в карман Кутюрье. Махинации были вскрыты 5 января 1978 года, а уже 6 января Даниэль Эштер покинул пост президента. Модельеру запретили заниматься какой-либо футбольной деятельностью на протяжении двух лет, а сам клуб был отстранён от еврокубков на те же два года. Что выглядело некоей насмешкой.

Футболисты проводили Кутюрье яркой победой над «Марселем» 5:1, а через несколько дней в ПСЖ Франсис Борелли вступил в должность президента. Начиналась новая эпоха. Эра Даниэля Эштера подошла к концу.

Кутюрье оставил о себе неоднозначную память. Грандиозные планы оказались нереализованными, да и скандал изрядно подмочил репутацию Даниэля Эштера. Тем не менее, именно в его правление ПСЖ окончательно сформировался как клуб. И непросто клуб, а как команда ставящая перед собой большие цели. Эштер при всех его косяках сумел продолжить дело основателей ПСЖ.  

P.S. Высока вероятность, что в следующем сезоне Париж будет представлен в Лиге 1 сразу двумя клубами. «Пари» идёт третьим во втором дивизионе и наверняка станет участником переходных матчей.

Поделиться
Обсудить
Все комментарии
Правдин Семён
18 апреля в 08:26
Весьма любопытно,много интересных фактов. Парижане пусть болеют за ПСЖ, а мне в Лиге 1 симпатичны "русские" Монако и Марсель.
Tott_Hot
16 апреля в 10:50
Спасибо! Читал с большим интересом
DXTK
15 апреля в 18:05
ПСЖ, Проект есть проект - Пеле, Кройф, Платени, Беккенбауэр - великие игроки не повелись на мешок тогда. Это только Неймары за денежки продаются, вот почему ему никогда не стать великим, он будет в тени великих.
Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий
Отправить
 
Rambler's Top100