У Семака — «восьмеро по лавкам». Он дружит с Игнашевичем, а по воскресеньям водит всю семью в церковь

17 июля 2020, 09:13

«Бог всегда был рядом со мной»

 

            В футбольной среде Сергей Семак нетипичен не только тем, что придерживается православных взглядов и соблюдает религиозные обычаи. В той или иной степени это свойственно многим игрокам и тренерам. И даже не тем, что у него непривычно большая семья. Хотя другого такого многодетного отца-футболиста, возможно, и нет. Но вот то, что вся его семья воцерковлена и каждый, включая детей, старается, чтобы его поступки отвечали требованиям веры, это вызывает уважение, удивление и, как водится, иногда и непонимание. Знаменитый футболист и вдруг просто какой-то церковный Домострой! «Мы каждый вечер проводим обязательные семейные чтения, прямо как в моем детстве, когда папа читал нам Чехова, Гоголя, жития святых — душеполезные вещи, — рассказывает супруга Сергея Богдановича. — Можно относиться к религии как угодно, но потрясающие истории о силе духа, любви и добродетелях точно ничем не навредят ребенку. По воскресеньям у нас семейный день — ходим в церковь, устраиваем завтраки и обеды». Посещение церкви, по словам Сергея, дает душам гармонию. «Воскресенье – тот день, когда ты должен прийти и поблагодарить Бога за то, что у тебя есть. Что бы ни было послано, надо благодарить за все. Просить тоже можно, но только то, что действительно значимо в жизни – здоровье родных и близких. На что есть воля Господа. Кроме того, поход в храм объединяет семью, приносит духовное успокоение. Как и вечерняя молитва. ...Мы молимся перед сном. В православии существуют утренние и вечерние молитвенные правила. Люди их читают. У нас они, правда, укороченные из-за детей. Но каждый знает наизусть. Молится и идет спать».

            Кстати, в отличие от самого Сергея, его жена Анна выросла в церковном окружении. Они жили в Твери рядом с храмом Троицы Живоначальной (Белой Троицы), а ее папа писал церковную музыку. Все вокруг были батюшки и дьяконы, и, соответственно, наше окружение состояло из детей священнослужителей,  рассказывает она. «Для нас было недопустимо называть родителей на „ты“, я уж не говорю о том, чтобы грубить старшим». Сергей тоже говорит, что «Бог всегда был рядом», но «главным образом, благодаря молитвам моей бабушки». А вот общение, приход, православная жизнь со всеми ее праздниками и составляющими, с причащениями появилась гораздо позже, уже в осознанном возрасте. «Поэтому я прошел длительный путь от того, когда, как говорят, Бог в душе или сердце, и до воцерковленной жизни уже верующего человека. Это абсолютно разные вещи. С высоты прожитых лет понимаю, насколько начальный мой путь и виденье на тот момент отличались от нынешнего или от правильного».

            Очень значительным моментом на своем пути к вере Сергей считает знакомство с  протоиереем петербургского Иоанновского ставропигиального женского монастыря отцом Николаем (Беляевым). Он стал духовным отцом семейства Семаков. «Я рад, что встретил такого замечательного батюшку на своем пути. Это важный вопрос: найти своего духовного отца, который бы тебе подходил, который бы тебя понимал и очень правильно и чутко направлял. …С его наставления приучаемся к вере и детей приучаем". Отец Николай умудрен в житейских ситуациях, говорит Сергей, может с пониманием объяснить совершенные поступки и то, с чем они связаны, и для меня это важно. „Мне необходимо общение с духовным наставником. Я себя хорошо чувствую, регулярно посещая храмы, где я ощущаю себя, как дома. ...Не думаю, что, не посещая церкви, не имея духовного наставника, не живя жизнью православного человека, на все 100% можно удовлетворить душевные потребности, мои в том числе“.

            Знакомство с отцом Николаем дало решающий импульс еще одному благому делу, которому Сергей Богданович уделяет настолько много времени, насколько это для него возможно. Он является председателем благотворительного фонда „Иоанновская семья“. Такое название получило содружество приходов и организаций, связанных именем святого праведного Иоанна Кронштадтского. Оно образовалось ходе широкого празднования 100-летия со дня рождения Батюшки Иоанна. А в 2016 г. для финансовой помощи содружеству во всех его начинаниях был образован фонд. Все прихожане Иоанновской семьи объединены в общины по роду занятий. Сегодня таких общин уже около 50 и они действуют в двух десятках государств. Прихожане помогают друг другу в тех сферах, которыми занимаются профессионально. Фонд устраивает дома трудолюбия, помогая зарабатывать людям, у которых нет работы, в частности — организовывает бесплатные площадки, чтобы те, кто занимается народными промыслами, продавали свои изделия. Проводит выставки, где можно купить любые сделанные прихожанами вещи, праздники с концертами, ярмаркой. А заработанные деньги направляются на организацию детских православных лагерей, помощь пожилым и больным.

            Кроме мероприятий, связанных с Иоанновской семьей, Сергей Семак занимается и  другими благотворительными делами, прежде всего теми, что направлены на помощь детским  домам. Так, он часто общается с ребятами из «деревень SOS” (детских приютов, входящих в систему международного проекта «SOS”) под Петербургом. „Душа всегда откликается на такие приглашения. Рассказываю детям про футбол. Им же интересно увидеть тренера, футболиста, пообщаться“. Помогает, разумеется, и финансово: „Если просят, не остаюсь в стороне. Есть дома, которым не хватает средств. Хотя в целом проблема в другом – не хватает не денег, а родителей и внимания. В больших городах с финансированием все плюс-минус неплохо“. Когда же есть возможность просто отдохнуть душой, любит посещать монастыри. «Их на Руси великое множество, расположены в прекрасных местах. Для меня такие места – источник силы, веры. Сразу попадаешь в уголок природы и духовной мощи. Ее насыщают монахи и трудники, которые там живут".

            На вопрос „Что для него религия — привычка или что-то большее?“ отвечает: „Это вера. Вопрос в том, веришь ты или нет. Я верю. Чувствую потребность. Чувствую, что мне это нужно, и это помогает. ...Нужно понимать: ты решил, вышел на эту тропу, значит, ты должен ее придерживаться. Пока ты идешь, надо не сворачивать. Свыше твоих сил испытаний в жизни не дается. Надо, взявшись один раз, продолжать идти вперед. Не получается, падаешь – опять встаешь, идешь дальше“. Религия полностью определяет мои поступки и духовное самочувствие, говорит Сергей. Вот, например, Великий пост. Соблюдение его – это не только вопрос питания. „Это духовное сознание. Ты лечишь душу, а не желудок. Это значит, что надо жить по-другому. Не так, как я сейчас живу. Например, чаще ходить на службу. Только из-за работы я не могу это сделать. Поэтому несу то, что в состоянии“. Для меня поступать в соответствии с Божьим законом это значит — жить по совести. „Поступать так, чтобы она не мучила. Больше ничего не нужно, потому что совесть – неотъемлемая часть заповедей. Мы же умеем разделять поступки на хорошие и плохие? То же самое там. Если на душе спокойно, значит, правильно поступил – помог кому-то, сделал доброе дело. Если плохо – поступил не так, не по заповедям“.

           

„Для меня дети — это счастье“

 

            Самая упоминаемая в прессе история, касающаяся Сергея Семака и его семьи, это удочерение Сергеем и Анной девочки, как сейчас говорят, с ограниченными возможностями.  Случилось это в 2016 г., когда „семеро по лавкам“ уже были в наличии. Инициатива исходила от жены. Причем имела, так сказать, давние корни. Анна еще в детстве пережила историю, когда соседскую девочку забрали в детский дом.  С тех пор у нее  не проходило страстное желание когда-нибудь приютить ребенка, у которого нет папы и мамы. Первая попытка не получилась, еще когда игровая карьера Сергея была в расцвете: мальчика-вьетнамца, который понравился Ане, первыми усыновили другие люди.  Сергей, кстати, не сильно расстроился. Не из-за черствости, а из-за того, что он называет своей гиперответственностью. Он бы просто по своей натуре не сумел даже чуть-чуть отойти в сторону, а напротив — старался бы максимально взвалить на себя все заботы. Но в то время для такого самопожертвования еще объективно не сложилась жизненная ситуация. Усыновление или удочерение — это замечательно, хорошо, соглашается Сергей. „Ты не можешь выступать против доброго дела. Просто всему свое время. Для этого требуются силы и время“.

            Сегодня Таня уже практически родная для всех своих братьев и сестер: Ильи, Семена, Ивана, Майи, Варвары, Саввы и Иларии. Сколько себя помню – всегда хотел такую большую семью, говорит Семак. „Сам рос не один – кроме меня было четыре брата. Это отложилось. Плюс детей очень люблю. Для меня дети – это счастье. То, ради чего следует жить. Я получаю удовольствие от того, что провожу время с ними, вижу, как растут. Не хочу сейчас навязываться и говорить, чтобы все делали как я. Понимаю, что дети – моя потребность. У других может быть иное мнение. Но мне нравится так. Сейчас у меня восемь, это здорово, и это счастье. ...Кроме того, что дети – это счастье, они приносят огромный позитив, меняют нас. Они делают нас лучше, терпимее. И, конечно, ответственность никто не отменял – за воспитание и за жизнь. То, что получится вложить в души детей, то мы получим в более зрелом возрасте“.

            Принятые в семье порядки Сергей Богданович считает не строгими, а обычными. „Может, только один телевизор на всех. И PlayStation недавно появился. Тоже один, а то в него можно целыми днями играть. В остальном – все как у всех. Типичные дети, которые прячут телефоны, когда папа запрещает“. Жена, по его словам, отвечает в семье за любовь и ласку, а он — за быт и организацию. Уверяет, что не старается влиять на утверждение у детей своих собственных интересов. „Стараюсь поддерживать все начинания. А так они сами себе выбирают. Кому-то балет сейчас понравился, кто-то музыкой увлекается. Спортсменов пока нет. ...Посмотрим. Может, кто-то на горных лыжах будет кататься. Специалисты говорят, что данные есть“. Когда Семен увлекся футболом и стал заниматься в академии „Зенита“, Семак, как это часто бывает у родителей, прошедших сложный профессиональный путь и познавших все его минусы, отнесся к этому без особого восторга: «Я не пожелаю такой карьеры и скорее против этого, чем за, но если есть желание стать футболистом или тренироваться, я препятствовать не буду. ...Если кто-то решит посвятить себя Богу, молитве, и это будет осознанный выбор, абсолютно не буду против. Главное, чтобы было понимание, а не эмоциональное решение. Нужна осознанность его принятия для того, чтобы избежать ошибок впоследствии".

            Любой свой редкий выходной Сергей Богданович старается посвятить детям. Именно потому, что таких выходных у него крайне мало — хорошо, если хотя бы один в две недели. Дети, рассказывает Анна Семак, очень ждут этого дня. „Сергей понимает, что многое недодает им из-за своей занятости и выкладывается по полной: делает уроки, обязательно возит их на каток, в кино или бассейн. Старается в маленький выходной уместить все, что только возможно“. При воспитании детей руководствуется прежде всего интуицией. Дает им то, что считает нужным, очень много с ними разговаривает, приводит примеры из жизни. „В воспитании мальчишек делает акценты на мужественность и патриотизм, у него это получается очень естественно, потому что он сам так живет и ведет себя. Как внушить ребенку не ругаться матом, если сам ругаешься? Или как сказать сыну „не пей водку“, если ребенок регулярно видит подвыпившего отца? Сергей сам служит примером нравственного воспитания для детей“. Во время его отъездов, признается супруга, приходится тяжело. „Я как Робинзон Крузо, который считает на острове дни, а иногда и часы до окончания сборов“.

            Выдержать столь напряженную и наполненную делами и событиями жизнь — задача нелегкая. Работа главного тренера и семья съедают все, улыбается Сергей. „Тяжело себя оценивать. Но вот я гиперответственный – это мешает. Гиперактивный – хочу сделать десять дел, хотя лучше сосредоточиться на одном. Еще неудобно кого-то о чем-то просить. Если это касается других, то проще. А обращаться за помощью для себя – неловко“. Порой они с женой выбираются все же в театр или на концерт. А иногда, когда разрядка просто необходима для поддержания, так сказать, дальнейшей жизнедеятельности, выкраивают два-три дня и, оставив семейство на попечение няни, уезжают туда, где могут просто погулять вдвоем и пообщаться. Как выражается Анна: „наполниться друг другом“. Или же проводят время с друзьями, ближайшими из которых являются наш знаменитый защитник сборной страны Сергей Игнашевич и его супруга  Наталья.

            Мечта Семака, которой он как-то раз, возможно, в шутку, поделился с журналистами, — заниматься виноградарством и садоводством на собственной ферме в Крыму, в окружении яблонь и вишень. „Вырос в деревне, — объясняет он. — С удовольствием вспоминаю те годы. Мне нравится природа, сады. Когда-то, наверное, так и будет“.  Но, судя по всему, до этого пока далеко. Став знаменитым футболистом, Сергей Семак намерен стать, как минимум, хорошим тренером и обязательно — уважаемым своими детьми отцом. „Я часто слышу от знакомых, болельщиков, футбольных экспертов, что Сергей — легенда, — говорит Анна Семак. — Для меня и наших детей он действительно легенда — пример того, как можно добиться цели упорством и трудолюбием, но при этом оставаться обычным, земным, скромным человеком, чуждым всякого тщеславия — настоящим тружеником, отдающимся делу целиком“.

Обсудить
Все комментарии
Petr Makovenko
17 июля в 12:36
Здоровья и благополучия!
Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий
Отправить
 
Rambler's Top100