Оранжевый пиджак, золотая цепь и волына – команда Семака 90-х. Уважает Николая Второго и читает жития святых

14 июля 2020, 20:20

«Наверное, мне просто повезло»

 

            Сергей Семак — представитель поколения, которое было брошено временем на самостоятельное выживание. Он и его сверстники воспитывались и готовились к одной жизни, а применять полученные игровые умения нужно было уже в совершенно другой. Приход Семака в большой футбол совпал с рождением и первыми шагами в России профессионального спорта. Вся отточенная годами система соревнований, чемпионатов и кубков СССР перестала существовать. Команды всех лиг разбежались по своим национальным чемпионатам и кубкам. И в год формального появления Сергея в «Асмарале» вместо Федерации футбола СССР образовался Российский футбольный союз, и был разыгран первый чемпионат России.

            Лихие 90-е в футболе были точно такими же, как и в любой другой сфере жизни бывшего Союза. Семак многое помнит об этом времени. Например, о такой «дикой» для современных, даже совсем молодых, игроков ситуации, как практически абсолютное отсутствие зарплаты. Футболистов кормили, и было где спать, а тех денег, что иногда получали, хватало на один поход в кино или кафе. О выданных в юношеской сборной оранжевых пиджаках и увлечении модными золотыми цепями. О том, как некоторые игроки носили с собой пистолеты, и о стихийных разборках с перестрелками. О поздней осени 1993-го, когда, по рассказам знакомых, с территории стадиона «Асмарала» («Красная Пресня») вели стрельбу танки, а возле игровых раздевалок проводились расстрелы. «Конечно, там было опасно, но мы просто занимались где-то в другом месте. Мы же были еще маленькими – нас это все не очень интересовало. Ну, переворот и переворот, стреляют и стреляют – это же где-то там, а не у нас. ...Рядом с Белым домом была практически война, но в целом мы этого не ощутили – слишком огромный город». Когда вернулись на стадион, «было немного страшно, конечно, от понимания того, что где-то вот здесь расстреляли людей, а вот отсюда уехал грузовик с их телами". „Показывали нам эти места, кровь. Но так это все было или нет – сложно понять. Объективной информации просто не было“.

            В 1994 г. Семак перешел в главную команду своей жизни — ЦСКА, хотя кто мог в то время предвидеть будущее?  Чтобы „отбить“ юного таланта у „Асмарала“, армейский коллектив просто призвал Семака в армию, как это делалось раньше — в советские времена. Но сам Сергей не возражал против любого способа попасть в столь именитый клуб. А уже год спустя  произошел беспрецедентный для нашего футбола случай: 19-летний юноша стал капитаном ЦСКА! Тогдашнего тренера армейцев А.Тарханова поразили в недавнем новичке небывалая ответственность и удивительная рассудительность. „Александр Федорович как-то сказал: „Я поговорил с ребятами, все хотят, чтобы ты стал капитаном“. Команда и так была довольно молодая, поэтому ничего удивительного в моем назначении не было. К тому же было не так уж и важно, кто капитан – команда была очень дружная. Развлекались, например, тем, что называли друг друга по отчеству – Валерий Викентьевич, Владислав Николаевич, но больше всего ребятам нравилось мое отчество – Богданович. В том ЦСКА мне было наиболее комфортно – я был молодой, дороже команды у меня ничего и не было“.

            Еще через год новая громкая новость: Семака захотел купить авторитетный в Европе ведущий голландский клуб „Фейеноорд“. Наверное, провидение защитило Сергея от резкого и раннего жизненного поворота. Сделка не состоялась. Позднее до Семака доходили слухи, что президенту „Фейеноорда“ позвонили и сказали, что не стоит покупать Семака, иначе будут большие проблемы с семьей. Что, как и почему — Сергей Богданович толком не знает. Какие-то внутриголландские проблемы. Был еще чуть позднее вариант с испанским „Овьедо“. Однако выбраться за границу Семаку будет суждено только на закате его армейской „службы“ — в 2004 г.  Его игра восхитила французский „Пари-Сен-Жермен“, с которым ЦСКА осенью того года встречался в Лиге чемпионов. Но одного сезона во Франции Семаку хватило, чтобы понять, что это — не его.  „Франция – замечательная страна, но я русский человек и мне более комфортно жить на родине“, скажет он по возвращении. Европу он все же покорит, завоевав вместе со сборной страны бронзовые медали на чемпионате континента в 2008-м. Наверное, можно назвать это пиком его карьеры.

            Семак входит во все почетные списки лучших российских футболистов за всю историю. Это „Клуб Григория Федотова“, который  составлен из лучших бомбардиров всех  времен— 131 гол за клубы и сборную. Это „Клуб 100 российских бомбардиров“, состоящий из голеадоров постсоветской эпохи — 81 гол. Это „Клуб Игоря Нетто“, куда включаются футболисты, сыгравшие более 50 матчей за сборную, — 65 матчей. И неофициальный клуб „гвардейцев“, проведших наибольшее количество матчей за всю карьеру в составе российских клубов и сборной — в нем он на 4 месте — 621 матч (а в зачете среди проведших наибольшее количество матчей в чемпионате страны — на 2 месте — 456 встреч). „Наверное, мне просто повезло – не так много было серьезных травм, были возможности играть в разных командах. В футболе многое решает удача: год-два ты не играешь, о тебе все забывают, заканчивается контракт, и кто-то уходит сразу, кто-то пытается что-то найти, но конец всегда наступает неожиданно“.

            От негласного титула главного интеллигента отечественного футбола он уклоняется: „Заблуждение. В чем заключается интеллигентность? Манера поведения? Так она у многих уважительная“. Клеймить позором за рвачество и распущенность нынешних „звездочек“ тоже не хочет. „Мне кажется, какие были футболисты – такие и есть. Но жизнь поменялась – в футбол пришли большие деньги. Конечно, появилось ощущение, что все тебя хотят обмануть. Вокруг футболистов теперь крутится целая компания людей и порядочных, и не очень, многие попадаются на эту удочку. Нужно пройти определенный этап становления: как раньше говорили, огонь, воду, медные трубы и какие-то финансовые вопросы“. И считает, что никакая гениальность на поле не может оправдать элементарную человеческую дурость. „В любом случае духовный мир и воспитание – это в первую очередь. И я, и мой отец придерживаемся того мнения, что ты должен быть хорошим человеком, а потом всем остальным“.

 

„Это очень тяжело, но интересно“

 

            Семаку буквально все прочили тренерскую карьеру, еще когда он вовсю гонял мяч на стадионах. Наверное, это пугало его самого — уж очень большую уверенность в его тренерских талантах источали окружающие. А ведь, во-первых, игрок и тренер это вообще профессии разные. А во-вторых, именно избалованные знаменитостью игроки очень часто оказывались беспомощными в тренерской ипостаси. О том, что такой вопрос — „А смогу ли я стать тренером?“ — Семака мучил, свидетельствует его супруга Анна: „Я понимаю всю ответственность Сергея. У нас большая семья, в первую очередь он думает, как всех кормить и содержать. И это был момент очень волнительных раздумий. Получится ли стать тренером? А вдруг это не его? Моей задачей было поддержать и дать понять: он сможет“.

            Моя игровая карьера была продолжительная, и, конечно, семья мечтала, чтобы хотя бы на какой-то период я взял время на отдых, побыл с ними, уверен Сергей. Но это палка о двух концах: если ты берешь передышку, не факт, что вернешься и тебе найдется место там, где ты этого сам хочешь. И, как правило, где игроки заканчивают, там им предлагают какую-то работу, в клубе или тренерском штабе. Семаку, как только он закончил играть, предложили стать помощником тогдашнего главного тренера „Зенита“ итальянца Спалетти. Несколько раз он даже заменял его в должности главного, потом помогал следующему иностранному тренеру питерцев, затем стал таким же помощником в тренерском штабе сборной России. В общем -  не Бог весть какие должности, однако и материальное обеспечение, и семейный быт вполне на уровне. Но Сергей-то выбирал тренерскую профессию не для того, чтобы спокойно „встречать старость“.

            Предложение стать, наконец, главным и полностью отвечать за результаты команды последовало в 2016 г. Но для этого нужно было покинуть уже любимый и привычный Петербург и отправиться на Урал — в Уфу. Пришлось созывать семейный совет. Вариант — уехать одному и по возможности (а где их взять-то?) навещать семью был отвергнут почти сразу. Ехать — так всем! О том, как все решалось, рассказывала потом Анна Семак: „Я отставила в сторону свои амбиции, потому что понимала: сейчас или никогда. Понимала: нужно поездить по „гарнизонам“, чтобы быть женой хорошего тренера. На семейном совете мы решили, что от такого предложения не отказываются. ...Я жена футболиста, болею за Сергея всем сердцем и понимаю: ощущений, которые дают переполненные трибуны, ничем не заменить. Он сильно тосковал по этим эмоциям после того, как завершил профессиональную карьеру. Когда оказался на скамейке в качестве тренера, у него загорелись глаза. Началась новая и яркая профессиональная жизнь. Ради этого стоило все бросить и переехать“.

            Успешная работа в Уфе стала трамплином для получения такого предложения, от которого не просто не отказываются, но о котором Сергей, наверное, мечтал только в самых смелых снах. В мае 2018 г. он вернулся в Санкт-Петербург уже главным тренером „Зенита“. Решение руководства выглядело сенсационным. Ведь это первый постоянный (не „исполняющий обязанности“) отечественный наставник команды за последние 16 лет после череды именитых и умопомрачительно дорогих по затратам на них иностранцев! Да к тому же ее бывший лидер на поле. Стало ли это для Семака достижением очередного рубежа, которые он мысленно ставил перед собой на всем пройденном до сих пор спортивном пути? Доволен ли он самим фактом подобного стремительного восхождения на новом все еще для себя поприще и видит ли в этом закономерность, случайность или просто интересный вызов, позволяющий как следует испытать меру своих возможностей? „Рубежи – это, конечно, интересно, но более важен тот путь, который ставит тебя в сложные условия, и ты должен из этих условий выбираться с честью и достоинством, стараться добиться максимально возможной цели. Той, которую ты перед собой ставишь. Иногда получается до нее добраться, иногда нет, но сам путь очень важен, интересен и захватывает. Это то дело, в котором я продолжаю уметь что-то делать, как мне кажется. Но будущее покажет, насколько хорошо“.

            У Семака-тренера уже есть свои „фишки“. Например, он, как и значительно более опытный мэтр тренерского цеха Анатолий Бышовец, борется в команде за чистоту речи — против использования матерных слов. Что, естественно, не могло пройти мимо „специалистов“ по иронии. А вот у жены это его начинание получило полную поддержку: „Новость вызвала неоднозначную реакцию в футбольном сообществе, многие сразу же стали шутить на эту тему. Считаю, в наше время мы недооцениваем силу слова. Мат не способствует победе или микроклимату в команде. Ничего хорошего эти слова в себе не несут“. И возразить ей желающих не нашлось. Семак же удивился самому вопросу. Зачем бороться с матом? „Есть много других слов. Не обязательно использовать ненормативную лексику. У меня даже с командой договоренность – без мата. Понимаю, если в пылу борьбы вырвалось – ничего не сделаешь. Но когда используют слишком часто и не по делу – акцентирую внимание. Говорю, что надо следить за собой. Никому не навязываю такое мнение. Просто мне некомфортно ругаться и слышать, как кто-то ругается“.

            Сможет ли прижиться в нынешней тренерской среде специалист, который свою профессиональную компетентность не отделяет от морально-этической позиции и умеет эту позицию озвучить? Человек не скрывающий своих взглядов и идеалов, хотя и не выставляющий их напоказ. Считающий, например, что футбол вполне можно сочетать с христианством: надо только „всегда стараться поступать правильно и быть честным“. Которого в свободную минуту можно увидеть не за планшетом или смартфоном, а за книгой, да за какой — житие святого! „Да, у меня есть и жития святых, и, например, Николая Лескова полное собрание. Старое издание, очень интересное. У меня много книг, которые я могу читать только в самолете и на сборах. Наша история – это то, на что нужно равняться. Мы смотрим на Запад, но забываем, что и у нас достаточно достойных людей, которые сделали для страны многое“. Или который способен на такой пассаж: «Наше общественное мнение не так сильно и не может быть руководством к действию. Возможно, в дальнейшем что-то изменится, но не сейчас. Расцвет нашего государства происходил именно в то время, когда принимал решения монарх. Конечно, и требования к нему были огромные. Приятно читать, как тот же Николай II поступал, как воспитывал своих детей. Я читал дневники, другие материалы. ...Несмотря на всю смуту в его время, я считаю его выдающимся деятелем и человеком. Может быть, кому-то кажется, что он был не совсем твердым, слушал жену, но его период – важная часть нашей истории".

            В любом случае своей новой работой Семак доволен и намерен добиться в ней не  меньших успехов, чем игрок. „Это очень тяжело, но интересно. Это та работа, которая заставляет много волноваться, переживать. Она отнимает много сил, но, с другой стороны, доставляет огромное количество радости, если видишь результат, плоды работы“.

Обсудить
Все комментарии
Андрей Рудаков
15 июля в 00:31
Уважаю его как игрока и как человека,по моему мнению Семак олицетворяет человека советского воспитания,который не потерялся в новом мире и сумел сохранить все человеческое,чему не грех поучиться многим из молодых спортсменов
Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий
Отправить
 
Rambler's Top100