Ванька-Глот — первая легенда «Спартака»

07 мая 2020, 13:01
00:00 / 00:00

«Соккер.ру» начинает серию рассказов о вратарях московского «Спартака». В первой главе речь пойдёт о тех, кто защищал ворота «Красной Пресни», «Дуката», «Пищевика», «Промкооперации» — предтеч самого титулованного клуба нашей страны.

У Константина Ваншенкина есть такие строки: «Я всегда жалел, что Яшин не играет за „Спартак“». Но не каждый спартаковский болельщик согласится с нашим знаменитым поэтом. Лев Иванович спартаковские ворота не защищал, но в истории «красно-белых» было столько замечательных вратарей. «Спартак» всегда играл или старался играть в яркий и красивый футбол, поэтому и его вратарям мало было играть надёжно, нужно было ещё и играть красиво. Поэтому голкиперы «Спартака» так отложились в памяти – Иван Рыжов, Анатолий Акимов, Владислав Жмельков, Алексей Леонтьев, Михаил Пираев, Валентин Ивакин, Владимир Маслаченко, Анзор Кавазашвили, Александр Прохоров, Ринат Дасаев, Станислав Черчесов, Александр Филимонов при всей своей непохожести запомнились своей яркой, эффектной игрой.

Но начнём с тех, кто играл в воротах «Спартака», когда тот ещё не был «Спартаком». Основанный в апреле 1922 года клуб сменил немало названий, прежде чем в 1935 году обрёл своё имя. Первым вратарём «Спартака», а точнее ещё «Красной Пресни», был Станислав Мизгер. Станислав Иосифович не обладал ни выдающимися габаритами – рост 170 сантиметров, ни исключительным мастерством, но был душой компании, балагуром и рассказчиком самых разных историй. Порой невероятных. Начинал Станислав Мизгер в Сокольниках, но когда на Пресне создавалась новая команда, он сам предложил свои услуги. Когда дело дошло до серьёзных баталий, Мизгер понял, что не тянет на основного вратаря. Быть слабым звеном ему не хотелось, и поэтому он чуть ли не добровольно уступил свой пост другому пресненцу — Алексею Козлову, старшему из двух братьев-вратарей, который по словам Андрея Старостина за два года постиг вратарское дело. Но и Козлову была суждена участь дублёра, ибо в 1924 году в будущий «Спартак» пришел один из лучших голкиперов того времени Борис Баклашёв.

Баклашёв начинал играть в Орле, но в начале двадцатых перебрался в Москву, где играл за Замоскворецкий Клуб Спорта – ЗКС. Очень скоро этот рослый, плечистый блондин снискал себе славу одного из лучших вратарей столицы. В отличие от динамовца Фёдора Чулкова, предпочитавшего отбивать мячи кулаком, Баклашёв всегда ловил мяч намертво. Тот словно прилипал к Баклашёвским рукам. По Москве ходили слухи, что Баклашёв намазывает свои перчатки каким-то особым клеем.

Никакого клея он не использовал. Ларчик открывался просто – Борис Баклашёв отличался просто невиданным трудолюбием, он мог тренироваться все свободное время. Но вратарю для тренировок нужен как минимум еще один помощник – бьющий. В «Красной Пресне» таковым оказался Петр Исаков, ежедневно наносивший по воротам Баклашёва десятки ударов. После таких занятий оба валились с ног от усталости, но выгода была обоюдной. Исаков считался грозой вратарей, а Баклашёв мог вытащить любой, даже самый мёртвый мяч.

Но Борис Баклашёв защищал ворота пресненцев всего два с половиной года. В 1926 он перешёл в Клуб Октябрьской Революции (КОР), который со временем станет «Локомотивом». Но там знаменитый голкипер по сути доигрывал. Борис Баклашёв остается едва ли не самой загадочной личностью в нашем футболе. Следы его теряются где-то в тридцатых. Неизвестны годы его жизни, даже отчества обнаружить пока не удалось.

Из «Пищевика», а именно так именовался начиная с 1926 года предшественник Спартака», Баклашёва вытеснил Иван Филиппов, первая культовая личность в пантеоне спартаковских вратарей. Он же Ванька-Глот.

В юности Иван Филиппов, как Михаил Леонов, слыл известным драчуном. Немало любителей выяснять отношения в потасовках испытали на себе силу кулаков Ваньки-Глота. И неизвестно, куда бы вывела кривая Глота, если бы не спорт. Сначала парня привели в боксёрскую секцию. Иван мог стать первой перчаткой Советской России, но однажды он увидел игру Николая Соколова. Бокс был забыт, только футбол и только ворота.

Когда Иван пришел в «Пищевик», то мало кто узнавал в высоком статном парне Ваньку-Глота, разбивавшего носы во время кулачных баталий на льду Москвы-реки. Филиппов остепенился, был всегда элегантно и изысканно одет, как на поле, так и за его пределами. Иван Михайлович сам разработал, говоря современным языком, дизайн своей вратарской униформы — зеленая майка с белой треугольной полоской вокруг шеи, черные трусы, белые наколенники, черные гетры. И лишь по истечении почти годичного пребывания в «Пищевике» во вратаре опознали Глота, когда Иван Михайлович своим фирменным ударом остудил пыл не в меру разгоряченного болельщика. Группа подвыпивших парней решила высказать кумирам претензии, не особо церемонясь в выражениях. Филиппов моментально вычислил вожака тогдашних «фанатов». Одного удара оказалось достаточно, чтобы страсти остыли.

Что касается игры Филиппова, то чувствовалось влияние и Евграфовича (Николая Соколова), и Боксёра (Михаила Леонова). С одной стороны, Иван старался действовать предельно аккуратно, как Соколов, но при этом любил играть эффектно, срывать аплодисменты. Порой в ущерб надежности. Но при этом Иван Михайлович оставался одним из самых популярных игроков тогдашнего «Спартака». Иногда болельщики ходили на стадион «на Филиппова». Надо сказать, что бывший кулачный боец Глот не только здорово играл в воротах, но мог и побегать в поле, причем на любой позиции.

Вот именно в одной из встреч за сборную Москвы с австрийцами Ивану Михайловичу и суждено было получить травму колена, которая стала роковой. Филиппов повредил мениск. Это сейчас при подобном повреждении сделают операцию, и через несколько месяцев можно возвращаться на поле. В тридцатые годы  все было иначе. Разрыв мениска означал крест на карьере. Иван Михайлович пытался бороться с судьбой, но тщетно. После травмы из игры Филиппова исчезла надёжность. Поэтому «Промкооперация» (ещё одно имя предшественника «красно-белых») решила расстаться. Тем более что в команде появились уже опытный Ванец — Иван Рыжов и молодой Анатолий Акимов. Возможно, с Филипповым расстались не совсем красиво, но Иван Михайлович не держал зла ни на кого. Он устроился на работу в центральный совет общества «Спартак», сделал немало добрых дел для молодых и опытных спартаковцев. В 1941 году Иван Филиппов добровольцем ушёл на фронт. Прошёл всю Великую Отечественную войну, был награжден орденами и медалями. После войны Иван Михайлович уехал на Урал, в город Верхняя Тавда.

А теперь вспомним о тех, кто был дублёрами Ивана Филиппова. Ни Алексею Глазунову, ни Григорию Кичееву, ни Вячеславу Хорошко не удалось пробиться в ворота «Промкооперации», но свой вклад в становление будущего «Спартака» они внесли и были готовы подменить Ивана Михайловича, если с ним не дай Бог что случится. Когда же Филиппов получил нелепую и обидную травму, то его заменил приглашенный из Подольска Николай Черемисин. Но если в Подольске Черемисин играл здорово, то в «Промкооперации» у него что-то не заладилось. Не он первый, не он последний. Засветился в составе «Дуката»  Николай Разумовский, впоследствии известный страж ворот «Локомотива» и «Торпедо». Но в 1934 году в будущем «Спартаке» появились два вратаря, которые войдут в число выдающихся, — Иван Рыжов и Анатолий Акимов. Им и суждено было защищать спартаковские ворота в самом первом чемпионате СССР.

Обсудить
Все комментарии
VAN ARM
07 мая в 14:18
спасибо. как всегда интересно
Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий
Отправить
 
Rambler's Top100