Девяносто отбитых пенальти и полёт на бомбардировщике. История Басюка и Сусло в ЦСКА

03 июня 2020, 12:50
00:00 / 00:00

«Соккер.ру» продолжает рассказывать о вратарях ЦДКА — ЦСК МО — ЦСКА

Эта глава несколько сумбурная. В ней будет немало героев, и среди них ни одного главного. Это те, кто пытались заиграть в воротах армейского клуба, но в силу разных причин не смогли этого сделать. Вадим Кублицкий, Валентин Ивакин и Владимир Востроилов добились успехов в других командах. Кто-то отправился играть в клубы низших лиг. Про них редко говорят и пишут, про них практически не вспоминают, особенно в контексте с ЦСКА. Но все они — частички истории клуба. Поэтому стоит вспомнить тех, кто побывал в команде в пятидесятые и в начале шестидесятых.

Сначала о дублёрах Бориса Разинского. Когда расформированный ЦДКА перебрался в Калинин, пятикратные чемпионы СССР объединились с местной командой, с финалистом Кубка СССР 1951 года. А там был свой вратарь — Вадим Кублицкий. Вы могли встретиться с ним в материалах, посвящённым вратарям «Зенита».

Вадим Всеволодович родился в белорусском городе Гомеле, но известность получил уже в Калинине, когда местная команда, игравшая во втором классе, добралась до финала Кубка. Одним из героев этого небывалого восхождения стал голкипер Вадим Кублицкий, спокойный и надёжный. Но пребывание Вадима Всеволодовича в возрождённом ЦДКА будет недолгим. В 1953 году он перешёл в «Локомотив», где оставил о себе добрую память.

В 1955 году ЦДКА пригласил вратаря рижской «Даугавы» Валентина Ивакина. Но Валентин Гаврилович очень быстро перерос уровень второго вратаря, в подтверждение чему третье место в списке 33 лучших за 1956 год — после Яшина и Разинского. Хотя Ивакин в том сезоне сыграл лишь один матч — против «Локомотива». Валентин Гаврилович решил сменить команду и ушёл в «Спартак», где дважды выиграл чемпионат СССР.

В 1957 году после ухода Ивакина во вратарскую бригаду влились два спортсмена — юный москвич 19-летний Владимир Лисицын и 23-летний львовянин Юрий Сусло. Лисицыну так и не суждено было сыграть в воротах армейского клуба. Сусло появился в них дважды. После года пребывания в ЦСК МО Юрий вернулся во Львов, где сначала играл в воротах местных армейцев, а затем стал первым вратарем в истории «Карпат». 

«Проблема заключалась лишь в том, что я попал в московский клуб в не самое лучшее для этого время. Ведь место в воротах занимал легендарный Борис Разинский, который с Яшиным на пару был основным голкипером сборной СССР. Оказалось очень трудно создать ему конкуренцию. Да и в Москве я не хотел надолго оставаться. Мне не нравилось отношение к футболу. И тренерский состав армейцев был очень неквалифицированным. После я вернулся во Львов», — говорил потом сам Юрий Федорович.

А еще Сусло знаменит тем, что за свою карьеру парировал около 90 пенальти. Это включая матчи второй зоны (нынешней второй лиги). Подробной статистики не велось, подтвердить или опровергнуть трудно, поэтому поверим на слово. 

«Я всегда пытался обмануть того, кто подходил к „точке“. В те времена вратарь не имел права двигаться до удара. Поэтому я одной рукой показывал направление, куда прыгать. Это озадачивало соперника. Открою вам один секрет. Когда футболист лишь устанавливает мяч на точке, он невольно взглянет в тот угол, который хочет попасть. Важно уловить этот взгляд», — объяснял свой секрет сам Юрий Федорович. Кроме того, Юрий Сусло воспитал сильного украинского голкипера Богдана Шуста.

Николай Сорокин побывал в нескольких командах, в том числе и в ЦСК МО (1958 год), но в основном составе сыграл лишь в ленинградском «Динамо». В 1959 году Разинского страховали два выходца из Украины Станислав Басюк и Анатолий Гурбич — четыре и одна игра в основе  соответственно. Станислав Иванович — легенда полтавского футбола. Десяток сезонов в местном «Колхознике»,  затем — в «Колосе». А еще были львовский и ростовский СКА, луганские «Трудовые резервы».

Любопытна история появления Басюка в армейском клубе. Врач армейского клуба Олег Маркович Белаковский вспоминал, какой шум поднялся после одного крупного поражения армейцев. Случилось это в сезоне 1959 года, в одном из матчей ЦСК МО (так в то время называлась команда) пропустил четыре мяча. Все бы ничего, но кто-то из министров-болельщиков в правительственной ложе «Лужников» сделал тогда ехидное замечание главному поклоннику армейцев, в ту пору Главнокомандующему сухопутных войск маршалу Гречко. Дескать, твои совсем уже докатились. 

На следующий день главный тренер Борис Аркадьев, начальник и парторг команды срочно были вызваны к Главкому Сухопутных войск. Адъютант Гречко поделился в приёмной «секретной информацией»: вчера на футболе над шефом неприятно подшутили, он зол, а посему достанется вам по первое число. 

Гречко, бывший с Аркадьевым в дружеских отношениях еще со времен учебы в военной академии, действительно разгневан: «Почему столько пропускаем, Борис Андреевич?» Аркадьев начинает объяснять, что игра была в целом равная, а проиграли из-за одного человека – вратаря Бориса Разинского. Он неправильно в последнее время себя ведет – влюбился в девушку, хочет играть центральным нападающим, тренируется с прохладцей. «Из четырех пропущенных мячей, по крайней мере, два — на его совести», — говорит Аркадьев. «Почему не ставите второго вратаря?» - интересуется Гречко. В ответ тренер сообщает, что второй вратарь Сусло травмирован, а третий – совсем еще желторотый птенец – пропустил бы вчера больше Разинского. 

Удивив присутствующих осведомлённостью, Гречко спросил, где же молодой вратарь Басюк из команды Прикарпатского военного округа, приказ о переводе которого в ЦСКА он недавно подписал? Оказывается, никакого Басюка в команде нет. 

Маршал вызывает адъютанта и приказывает соединить с ним командующего Прикарпатским ВО генерал-полковника Гетмана. Через несколько секунд из динамиков раздается голос командующего округом, который, увы, ничего вразумительного по поводу сержанта Басюка сказать не может, он вообще не знает, кто это такой. «Это вратарь вашей футбольной команды, генерал-полковник, я подписал приказ о переводе Басюка в ЦСКА, но в Москву он так и не прибыл. Почему?» 

Как выяснилось, историю с Басюком подчиненные от генерала Гетмана скрыли. Директиву за подписью Гречко они получили, но решили её… не исполнять. Дело в том, что окружная команда успешно играла в своем турнире, а Басюк был ведущим игроком. Не случись громкого проигрыша ЦСКА, об этой проделке, возможно, так бы никто и не узнал. 

На следующее утро не сыгравший еще до этого ни единого матча в классе «А» молодой вратарь Басюк на скоростном бомбардировщике был срочно доставлен в расположение ЦСКА. Однако стать звездой Станиславу Ивановичу не удалось. В чемпионате-59 Басюк провёл за ЦСКА только четыре встречи и больше в воротах главной армейской команды не появлялся. 

Анатолий Гурбич влип в нехорошую историю. Его уличили в том, что он взял деньги от соперника за обеспечение результата. Всего-то шестьсот рублей. Потом дисквалифицировали. Было это не в ЦСКА, а в другом армейском коллективе — киевском СКА. Наверное, Гурбич — не единственный, кто грешил подобным образом, но он попался, а другие нет. А вообще он был неплохим вратарем — играл в киевском «Динамо», одесских СКА и «Черноморце», харьковском «Авангарде». И очень жаль, что все вышло именно так.

В 1960 году сменщиком Разинского стал 20-летний воспитанник Юрий Коротких. Но как часто это бывает, заиграть в родном клубе у Юрия Павловича не получилось. Он прославился в донецком «Шахтёре» своей сухой серией в 913 минут. Но об этом подвиге, как и о самом Юрии Коротких, прочитаете как-нибудь в другой раз. В ЦСКА его стаж ограничился пятью матчами за полтора года.

В 1961 году Константин Бесков решил избавиться от строптивца Разинского. Своего он добился, в середине сезона Борис Давидович оказался в «Спартаке». А что же стало с ЦСКА? Константин Иванович сделал ставку на пришедшего из «Спартака» Василия Иванова. Первое время у армейского новобранца получалось неплохо. Но потом Иванов не выдержал ответственности — три пропущенных мяча в игре со «Спартаком», четыре — с «Локомотивом», по три от тбилисского «Динамо» и «Торпедо». Этого оказалось достаточно, чтобы попасть в немилость к требовательному Бескову. Воспитанник «Локомотива» Станислав Кананин продержался четыре матча, но в пятом — с московским «Торпедо», наделал ошибок и пропустил четыре мяча. Владимиру Востроилову хватило неполного матча для того, чтобы быть забракованным Бесковым. 

Востроилов пришел в ЦСКА из кишинёвской «Молдовы». И именно против своего бывшего клуба Владимиру Трофимовичу довелось сыграть свой первый и последний матч в составе армейцев. После первого тайма москвичи вели 5:0, исход встречи казался решённым. Поэтому в перерыве Бесков произвёл замену вратаря — вместо Иванова вышел Востроилов, с которым Константин Иванович связывал большие надежды. Велико же было удивление, когда разгромные 5:0 без особых помех со стороны голкипера превратились в валидольные 5:4. К счастью для ЦСКА, Владимир Федотов забил шестой гол, чем гарантировал ЦСКА победу. Но на Востроилове, которого угораздило сыграть неудачно против бывшего клуба, Бесков поставил крест. 

Владимир Трофимович оправился от этой неудачи и доказал своей игрой в «Зените», что он сильный вратарь. Зато сезон-61 сломал карьеру перспективному Василию Иванову, который больше на высоком уровне не играл. В 1962 году Константин Бесков нашёл для ЦСКА подходящего вратаря. Но о нём в следующей главе.

Обсудить
Все комментарии
VAN ARM
03 июня в 14:15
спасибо.очень интересно
Youngberg
03 июня в 13:04
Полёт на бомбардировщике-это интересно)
Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий
Отправить
 
Rambler's Top100