Чёрный Самора

03 октября 2019, 12:55

В преддверии матча ЦСКА с «Эспаньолом» «Соккер.ру» вспоминает сильнейшего вратаря в истории барселонского клуба.

«Эспаньол» дважды доходил до финала Кубка УЕФА, что безусловно выдающееся достижение клуба из Барселоны. И оба этих восхождения связаны с именем камерунского вратаря Тома Н’Коно. В кампании 1987-88 африканец участвовал как действующий футболист, а в розыгрыше 2006-07 в качестве тренера вратарей «попугаев».

Кумир итальянского мальчика

Но Тома, будучи человеком скромным, не любит рассказывать об этих баталиях. «Что говорить лишний раз. Проиграли же. Пусть и по пенальти. 11-метровые никогда не были моей сильной стороной», - обмолвился как-то Тома. Именно так, на французский манер с ударением на последний слог, правильно звучит имя футболиста. Хотя он и на Томаса не обижается. А как был счастлив, когда Джанлуиджи Буффон назвал своего сына в честь кумира детства.

В 1988 году 9-летний итальянский подросток был очарован игрой вратаря «Эспаньола» тогда и решил стать голкипером. Как этот темнокожий и белозубый дядя в толстых шерстяных штанах, убравший с дороги сначала «Милан», а потом «Интер». Чемпионат мира 1990 года только укрепил желание юного пармезанца защищать ворота. Вы наверное догадались, что этот мальчик, когда вырос, стал знаменитым Джанлуиджи Буффоном. И это в Италии, подарившей миру столько прекрасных голкиперов, среди которых был и дедушка Джиджи Лоренцо Буффон, блистательно защищавший ворота двух миланских суперклубов. Конечно, будущей звезде нравились и другие стражи ворот, в том и числе и итальянец Вальтер Дзенга. Но наибольшее впечатление произвёл именно африканец. Это Буффон ещё в 1982 году был маленьким и не видел Тома во всей красе. Хоть камерунцы и дошли до четвертьфинала итальянского чемпионата мира, мировая премьера «неукротимых львов» и их вратаря состоялась восемью годами ранее. На полях Испании.

Сборная Камеруна впервые пробилась в финальную стадию чемпионата мира и угодила при жеребьёвке в группу 1 со сборными Италии, Польши и Перу. Африканцам отводили роль статистов. Нет, конечно, из их лагеря звучали бравурные нотки. Говорилось, что в распоряжении французского тренера Жана Венсана немало сильных футболистов, в том числе и два вратаря Жозеф-Антуан Белл и Тома Н’Коно. Но необходима ремарка - сильным по африканским меркам. А каковы они эти мерки? На предыдущих чемпионатах мира африканские сборные, мягко, говоря не блистали. Речь идёт о североафриканских командах - сборных Египта, Марокко, Туниса. Чёрная Африка была представлена на чемпионатах мира лишь однажды - в 1974 году играла сборная Заира (ныне ДР Конго). И выступила слабо. Можете назвать кого-нибудь из её состава или вспомнить, кто защищал её ворота? Вот тот и оно. Зато даже те любители футбола, что родились намного позже 1982 года, не подглядывая никуда, скажут, кто играл в воротах сборной Камеруна в 1982. И в 1990. И в 1994. А вот с более поздними версиями камерунцев возникнут затруднения. Разве что Карлоса Камени вспомнят, и то не все. Показательный момент.

И в восхитительных штанах

Но вернёмся в 1982 год. Сборная Камеруна не согласилась с отведенной ей ролью и выдала нулевую ничью с перуанцами. Для справочки, на предыдущем первенстве мира сборная Перу играла на втором этапе, а в её рядах по-прежнему был Теофило Кубильяс, признававшийся лучший футболистом Южной Америки. Но она не справилась с африканцами. Блистательно проявил себя вратарь сборной Камеруна Тома Н’Коно.

Африканец поражал своей какой-то неведомой пластикой. Даже простые движения он совершал красиво, причём без излишней игры на публику. Он эффектно прыгал, если была на то необходимость. Но при этом частенько поджидал мяч там, куда тот и должен был полететь.

А ещё Н’Коно запомнился своими штанами. Толстыми, чёрными и, как говорится, видавшими виды. В тридцатиградусную испанскую жару этот предмет гардеробы выглядел неуместно. Через двадцать с лишним лет после чемпионата мира, автор этих строк делал интервью с тренером вратарей «Эспаньола» и не мог не задать вопрос об этих брюках.

Я всегда играл в шерстяных штанах. Видел бы ты, какие в Камеруне поля… Травы очень мало, солнце выжигает. Поэтому падать, а вратарю приходится часто падать, жёстко. Ноги легко поцарапать, а потом эти микротравмы долго заживают. Да ещё инфекцию какую-нибудь подловить можно. Трико смягчает падение и помогает избежать травм и ушибов. Вот я и привык играть в брюках. Было ли мне жарко? Африканца жарой не испугаешь.

Затем Н’Коно превосходно отыграл против сборной Польши. Тоже 0:0. От исхода встречи с итальянцами решалось, кто выйдет из группы - двукратный чемпион мира или новичок мирового первенства. Непробиваемый доселе Тома всё же пропустил один мяч. Причём необязательный. На стадионе в Виго, где играли сборные Италии и Камеруна, поле не отличалось идеальным состоянием. Были кочки и ямки. В одну из таких ямок и угодила нога камерунского вратаря. Поэтому Тома не смог как следует оттолкнуться и не дотянулся до мяча, посланного Франческо Грациани. Камерунцы тотчас же отыгрались. Пропустил и маститый визави африканца Дино Дзофф. Ничья 1:1 вывела сборную Италии в следующий этап. Итальянцы потом из двукратных чемпионов превратились в трёхкратных. А камерунская сборная обрела тысячи поклонников во всём мире.

Тома ещё и разрушил стереотип, будто среди темнокожих не может быть сильных вратарей. Нет, расизма тут нет. Просто считалось, что люди с тёмным цветом кожи лучше проявляют себя на других участках поля. Но Н’Коно и гондурасец Хулио Арсу доказали, что и темнокожим вратарям можно и нужно доверять.

А ещё Тома поднял престиж вратарской профессии в Африке. Не любили африканские ребята становиться в рамку, отряжали на пост номер один самых неумех. Тома тоже не сразу стал голкипером. Начинал в нападении, неплохо играл. В ворота же он был сослан в качестве наказания. На тренировке ударил так сильно, что сломал руку единственному вратарю своей команды. Пришлось надевать свитер и перчатки самому. Вратарь поневоле заиграл так хорошо, что остался в рамке. Из детской команды попал в один из сильнейших клубов своей страны «Канон», потом играл за «Тоннер». А там и в сборную позвали. Его и другого камерунского самородка Белла.

Во многом благодаря Н’Коно и Беллу профессия голкипера стала престижной и в Камеруне, и в Африке в целом. У Тома появились последователи и подражатели. Последних было больше. Но на континенте появились сильные вратари. Тот же Андре Онана из «Аякса», например. Камерунец, между прочим.

Н’Коно наряду с Дино Дзоффом и Ринатом Дасаевым вошёл в число сильнейших вратарей Мундиаля. Его включали в разные символические сборные, приглашали в европейские клубы. Особенно активен был «Эспаньол», чей страж ворот бельгиец Тео Кюстерс сыграл на чемпионата мира отвратительно. Вот и пригласили на его место камерунца, поразившего своей игрой испанскую публику.

Paint in Black

Они воспринимали меня как волшебника, не умеющего пропускать. Я же понимал, что чемпионат мира это парад, несколько матчей, где можно показать всё на что способен. Но в «Эспаньоле» мне предстояла сложная работа. Своего рода плантация. Я знал, что меня ждут ошибки, поражения, пропущенные мячи. Но я рискнул.

Девять лет, больше чего-либо из сыгранных легионером, Тома служил «Эспаньолу». Не самому сильному клубу Испании. Пропускал, иногда помногу. Выручал ещё больше. С камерунцем «попугаи» занимали третье место в чемпионате Испании, доходили до финала Кубка УЕФА. И были близки к выигрышу трофея, обыграв «Байер» в первом матче 3:0. Но в ответной встрече леверкузенцы забили Н’Коно три безответных мяча. Дело дошло до пенальти, где преуспел немецкий клуб и его страж ворот Рюдигер Фольборн. С Тома «Эспаньол» и покинул Примеру в 1989 и вернулся через год. Но потом с 35-летним вратарём поступили не слишком красиво. Не продлили контракт. На чемпионат мира 1990 Н’Коно поехал безработным. Однако остался легендой «Эспаньола» и заслужил прозвище «Чёрный Самора». Не ищите расизма в слове «Чёрный». Тем более что самого Тома оно не смущало. И ему нравилось, когда болельщики заряжали в его честь кричалку на мотив хита «Роллинг Стоунз» Paint in Black - «окрась в чёрное».

Он и не должен был играть в Италии. Жозеф-Антуан Белл прочно занимал место в воротах «неукротимых львов». Но всё решил случай. Сборной Камеруна предстояло открывать чемпионат мира матчем с чемпионами - аргентинцами. Тренер Валерий Непомнящий спросил у Белла - верит ли он в победу над аргентинцами. «Дядюшка Жо» был откровенен. «Нет, мистер. Нам бы проиграть достойно». Тома же оказался не столь категоричен. «Попробуем». И обыграли же Диего Марадону с компанией, произведя сенсацию».

Я ехал в Италию в качестве второго вратаря. Жозеф отыграл весь отборочный турнир, выиграл чемпионат Франции с «Марселем». Я же переживал не лучший этап своей карьеры. Но в игре с Италией Валери (Валерий Непомнящий) вдруг решил сделать ставку на меня. Я вышел и не пропустил ни одного мяча. А потом уже отыграл весь турнир.

Так вместо блестящей лысины Белла в воротах африканцев появились блестящие во многих местах штаны.

«Соккер.ру» посвятил материал команде Валерия Непомнящего, и не стоит повторяться. Нужно добавить, что Н’Коно передумал уходить из футбола. В Испании Тома предложили поиграть несколько сезонов за «Сабадель». Слабенькая команда. Но заслуженный ветеран послужил ей. Потом год не играл, что не помешало поехать на третий чемпионат мира - в США

Но в 1994 году камерунцы выступили неудачно. Сорокалетний Белл, наконец-то дождавшийся своего часа, не лучшим образом сыграл против шведов и бразильцев. Против сборной России должен был играть Тома. Но ветеран почувствовал себя плохо, и тренер Анри Мишель доверил ворота Жаку-Селестену Сонго’О. Который пропустил 6 мячей. Пять персонально от Олега Саленко.

Но подобравшись вплотную к сорокалетнему рубежу, Н’Коно не успокоился. Открыл для себя новую страну - Боливию. Поиграл за сильнейший клуб страны «Боливар» и только потом в сорок два года решил, что пора заканчивать. Стал тренером вратарей. Работал в «Эспаньоле» и сборной Камеруна, командах, где провёл большую часть своей карьеры.

В «Эспаньоле» Тома вкладывал душу не только в соотечественника Карлоса Камени. Он сделал сильного вратаря из Горки Ираисоса. Именно баск защищал ворота попугаев в Кубке УЕФА сезона 2006-07. Помог Кико Касилье и Пау Лопесу. Да и в национальной команде трудился на славу. Однажды на Кубке Африки в Мали даже был задержан полицией во время финала. Местные власти обвинили легенду африканского, да что там африканского, мирового футбола в ... чёрной магии. Инцидент был быстро улажен, Н’Коно вышел на свободу.

Джанлуиджи Буффон, с которого и начался наш рассказ, до сих пор боготворит кумира детства. Даже своего сына назвал в честь великого камерунца. Сам же Н’Коно себя великим не считает.

Это Буффон великий. Я был просто хорошим вратарём, знавшим свою работу.

Поделиться
Обсудить
Все комментарии
nick86
04 октября в 08:46
Будем ждать тогда рассказ и про него. Я слышал, что он был хорошим вратарём. Но помню его только по 1-6. Яркое воспоминание из детства.
Олег Лыткин
04 октября в 08:30
Если честно, когда говорят про ЧМ 1994, первым на ум приходит Сонго О..) именно он стоял, когда те получили 1-6 от наших. А уже потом, если подумать, то вспоминается Тома.
В 1994 Тома не сыграл, только был в заявке. Сонго"О , он же любимый вратарь Саленко, тоже заслуживает отдельной статьи. За Депор он играл весьма недурственно.
nick86
04 октября в 08:27
Если честно, когда говорят про ЧМ 1994, первым на ум приходит Сонго О..) именно он стоял, когда те получили 1-6 от наших. А уже потом, если подумать, то вспоминается Тома.
DXTK
03 октября в 14:48
да хороший кипер для эспаньолы это ТОП вратарь, также у них еще Карлос Камени был не плох в начале 2000 тоже камерунец.
Garrincha-Makelele
03 октября в 13:33
Красавец. Такие личности.
Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий
Отправить
 
Rambler's Top100