Защитник и разведчик

23 декабря 2019, 17:01

«Соккер.ру» вспоминает капитана «Торпедо» Агустина Гомеса.

Гражданская война 1936-37 годов и приход к власти Франко вынудили тысячи испанцев покинуть родину. Многие из них нашли дом в Советском Союзе. Наша страна приютила у себя испанских детей, потерявших родителей.

Среди тех, кто прибыл в СССР, был и 14-летний баскский юноша Агустин Гомес. Несмотря на возраст, он уже был известен на родине - входил в юношескую команду Эускади, где его партнёрами были ребята, которым исполнилось 17-18 лет. Однако именно Гомесу старшие товарищи доверили капитанскую повязку. Но всё это осталось в мирной жизни.

Агустин довольно быстро выучил русский язык. Осенью 1937 года на стадионе «Динамо» встретились детские сборные СССР и испанских беженцев. Мероприятие посетило руководство страны во главе с Иосифом Сталиным. Перед игрой с приветственной речью выступил и юный испанец Агустин Гомес:

Мы счастливы находиться в стране Советов. Да здравствует Сталин.

Как и большинство несовершеннолетних беженцев, Агустин Гомес воспитывался в испанском детском доме, потом отправился работать на завод «Красная роза», где изготавливалась ткань для парашютов. Когда грянула Великая Отечественная война, Гомес пошёл в военкомат записываться добровольцем. Но его не отпустили, оставили на заводе, как ценного специалиста. Многие парашюты, поступившие в Красную армию, были сделаны из ткани, изготовленной будущим капитаном московского «Торпедо».

Агустин не забывал и о футболе. Он создал на заводе рабочую команду. Даже в военные годы он не забывал тренироваться. А после победы 22-летнего Гомеса пригласили в команду мастеров – московские «Крылья Советов». Там же оказался другой выпускник испанского детского дома – 21-летний Руперто Сагасти.

Гомес оказался сильным центральным защитником. Невысокий – метр шестьдесят девять сантиметров он превосходно играл в воздухе, выигрывая большинство единоборств у куда более рослых соперников. Он превосходно исполнял подкаты, умел играть на опережение за счёт интуиции. Навыки, заложенные в детстве, никуда не исчезли. Кроме того, Агустин оказался лидером. На поле и не только. Например, помог освоиться и в команде, и в Москве сухумскому юноше Никите Симоняну. Никита Павлович не раз тепло отзывался о взявшем над ним шефство обрусевшем испанце.

В 1947 году Агустин перешёл в московское «Торпедо», куда более сильную, нежели «Крылья», команду. Тут его талант раскрылся в полной мере. Вскоре Гомес стал капитаном автозаводцев. Правда, были периоды, когда Агустин куда-то пропадал. Какие-то загадочные командировки, о которых не принято было спрашивать даже тренерам.

«Торпедо» не могло бороться с ЦДКА и «Динамо» за звание чемпиона СССР. Однако автозаводцы зарекомендовали себя как кубковая команда. В 1949 и 1952 годах «чёрно-белые» становились обладателями заветного хрустального сосуда, и оба раза Кубок вручался Агустину Гомесу. В 1952 году была создана сборная СССР, которая отправилась в Хельсинки на первые в истории нашего спорта Олимпийские игры. В её состав был включен и капитан «Торпедо». Но на Олимпиаду Гомес почему-то не поехал.

Проигрыш югославам в четвертьфинале вызвал жёсткую реакцию со стороны руководства СССР. Досталось и ЦДКА, как базовой команде сборной, и многим известным игрокам. Агустина эти меры не затронули. Но в главной команде страны он так и не сыграл. Самой сборной не стало. Её возродили только в 1954 году. Гомесу тогда перевалило за тридцать, и он уже стал постепенно отдаляться от футбола. В пятьдесят четвёртом он вообще не играл. Снова загадочная командировка. Потом снова появился в составе «Торпедо» и выступал на протяжении двух лет.

Это уже потом стало известно, что это были за командировки, равно как и прояснилась причина, по которой Гомеса не взяли на фронт. Ещё в начале сороковых он стал разведчиком. Во время войны он несколько раз пересекал линию фронта с секретным заданием. Весь 1954 год Гомес провёл в Испании на нелегальном положении. Миссия футболиста-разведчика остаётся тайной.

В 1956 году правительство Испании разрешило беженцам вернуться, пообещав не преследовать их. Отправился на родину и бывший капитан «Торпедо». У себя на родине в Бильбао Агустин возглавил ячейку коммунистической партии Испании. Но через несколько лет он был арестован и помещён в тюрьму по обвинению в шпионаже. Во время допросов к Агустину применялись пытки, футболисту светил длительный тюремный срок. Благодаря усилиям нашей страны удалось вытащить Гомеса из застенков. Но Испанию ему пришлось покинуть навсегда.

В шестидесятые годы Агустина редко видели в Москве. Как выяснилось, разведчик-нелегал выполнял различные задания в Южной Америке. Он отошёл от дел в начале семидесятых. Тюремное заключение и пытки дали о себе знать. У Гомеса развилось онкологическое заболевание.

Агустин Гомес умер в ставшей для него родной Москве 16 ноября 1975 года, не дожив двух дней до 53 дня рождения. Он нашёл последний приют на Донском кладбище советской столицы. Уже потом стало известно, что капитан «Торпедо» был не только футболистом.

Генералиссимус Франко скончался в день похорон Гомеса. Вскоре франкистский режим сошёл на нет, в Испании перестали преследовать коммунистов и людей, связанных с СССР. Но Агустину не довелось увидеть родину свободной.

Поделиться
Обсудить
Все комментарии
Правдин Семён
25 декабря 2019 в 09:39
Подписываюсь под словами нижеотписавшихся)
Олег Лыткин
23 декабря 2019 в 21:39
Спасибо. В нашем футболе было несколько испанцев, и они оставили довольно яркий след - помимо Агустина Гомеса Руперто Сагасти, Немесио Посуэло, Хуан Усаторре, Хесус Варела. Но и полукровки тоже. Великий хоккеист Валерий Харламов, известный баскетболист Хосе Бирюков.
Roger Young
23 декабря 2019 в 20:47
Очень интересная статья. Даже и не знал о таком футболисте. Спасибо Олегу
Рубцовский
23 декабря 2019 в 20:00
К своему стыду первый раз слышу о нем... Вот это жизнь, хоть фильмы снимай. Спасибо, что рассказали!
Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий
Отправить
 
Rambler's Top100