От Саморы до Суби

04 февраля 2020, 17:00

«Соккер.ру» знакомит читателей с выдающимися вратарями «Барселоны».

«Барселона» всегда играла в атакующий, яркий футбол и поэтому запомнилась, прежде всего, своими нападающими. Отдавая должное форвардам «блауграны», все же не стоит забывать, что ворота «Барсы» защищали замечательные голкиперы. Более того, роль вратаря была всегда очень весома. Вспомните, как тяжело приходилось «Барселоне» после ухода Субисарреты.  Сколько голкиперов хороших и разных сменилось в воротах «сине-гранатовых», пока там не обосновался Виктор Вальдес.

В этой статье мы познакомим вас с вратарями «Барселоны». Не всеми конечно, но с самыми выдающимися, уважаемыми и просто интересными. А рассказ наш начнём с Рикардо Саморы, самого выдающегося вратаря в истории. Недаром приз лучшему вратарю чемпионата носит его имя. Любопытно, но Божественный не входит в пантеон «Барсы». Может, от того, что защищал ворота «сине-гранатовых» всего три сезона, большую часть карьеры провёл во враждебных «Эспаньоле» и мадридском «Реале». И все же два Королевских Кубка «Барселона» взяла во многом благодаря Саморе.

Ему посвящали оды

Первым выдающимся голкипером «Барсы» считается Франц Платко. В воротах сборной Венгрии Ференц дебютировал в неполные восемнадцать. А вот клубная карьера складывалась непросто. То первая мировая война, то мобилизация, то упадок венгерских клубов.  Платко уехал в Австрию, но венгры попросили бывших соотечественников вернуть футболистов-беглецов. Платко подался в английский «Мидлсбро», но не получил разрешения играть. Пришлось работать в банке кассиром. Вернулся в Венгрию, а там дисквалификация за самовольный отъезд. И все же к 23-му году мучения Ференца завершились, он смог играть за будапештский МТК.

Вскоре венгерский клуб поехал в турне по Испании, откуда вернулся без Платко. Ференц, теперь уже Франц, оказался в «Барселоне», где успешно заменил Самору. Правда, не сразу. Тогда в Испании действовал довольно жёсткий регламент, согласно которому иностранные граждане, прожившие в стране менее полутора лет, не могли играть в официальных матчах. Пришлось ждать истечения этого срока. Зато потом Платко играл так, что поэт Рафаэль Альберти сложил о нем оду. «Никто не забудет Платко, никто, никто, никто». Далее поэт называет вратаря венгерским белым медведем, впитавшим в себя  бесстрашие северного ветра и силу моря. И далее в том же духе... С географией у Альберти было плохо, а в остальном здорово и пафосно. Ода все-таки. Во многом благодаря венгерскому вратарю «Барса» выиграла три Королевских кубка и первый единый чемпионат Испании. А потом непоседе Платко надоело в «Барселоне», и он отправился скитаться по свету. Стал известным тренером и даже возглавлял «сине-гранатовых» в сезоне 1934-35.

По прозвищу Томат

Преемнику Платко Хуану Хосе Ногесу никто од не посвящал, хотя он был видной фигурой в испанском футболе – дублер Саморы в сборной страны и основной голкипер каталонской сборной. В памяти барселонских болельщиков Ногес остался Томатом – из-за своего ярко-красного свитера. Играл не столь эффектно, как предшественники, но весьма надёжно. Другое дело, что вторая половина тридцатых – не лучший период в истории «Барселоны». Дублером Ногеса сначала был Рамон Лоренс, тот самый несчастный пропустивший 12 мячей от «Атлетика», а потом Луис Миро.

В 1941 году 31-летний Томат уступил место в воротах Луису Миро, а сам занял место главного тренера. Под руководством Ногеса «Барса» взяла Кубок Генералиссимуса – первый трофей за 12 лет. Но при нем «блауграна» подверглась самому  унизительному разгрому в «Эль-Классико» — 1:11 на «Чамартине». Все одиннадцать мячей пропустил Миро. Следующий сезон «Барселона» начала с новым вратарем — Хуаном Самбудио Веласко.  Сезон начал приглашённый из «Сарагосы» Хосе Валеро, но по ходу сезона его вытеснил из ворот Веласко, 21-летний воспитанник клуба.

Веласко никогда не вызывался в сборную Испании, но при этом считался весьма хорошим вратарём. И при этом редкостным мерзляком – ему почти всегда было холодно в воротах. Веласко надевал толстый свитер, а его тёплая кепка была столь же знаменита, как головной убор бывшего московского градоначальника. В дублёрах у Веласко числился Кике Мартин, ушедший потом в «Валенсию». А скамейку запасных стал обживать тот, кому предстояло стать лучшим вратарём в истории «Барселоны» — Антони Рамальетс. Но в то время мало кто мог предположить подобный ход событий. Рамальетс всего на два года моложе Веласко, причем в тех редких матчах, где ворота доверяли именно ему, дублёр не блистал.

Кот Мараканы

Рамальетса брали из «Вальядолида» для того, чтобы он мог подменить Веласко, если с тем приключится какая-нибудь неприятность. В матче с «Сельтой» это несчастье и случилось.  Серьёзную травму лица получил Веласко. Голкипер стал терять зрение и слух. Рамальетс же обосновался в воротах, и очень скоро стал основным не только в «Барсе», но и в сборной. За превосходный матч ЧМ-50 против чилийцев каталонец был удостоен прозвища Кот Мараканы.

С 1950  по 1962 год Антони Рамальетс – основной вратарь «Барсы». За это время он пять раз брал Самору – больше чем кто-либо. Рамальетс играл не только грамотно и надежно, он еще и действовал красиво. О его бросках до сих пор ходят легенды. Говорят, он мог спокойно без разбега прыгнуть от одной стойки до другой – ну прямо Боб Бимон какой-то. Конечно, проверить сейчас это невозможно, но то что Кот отличался феноменальной прыгучестью и пластикой сомневаться не приходится.

К сожалению, на концовку карьеры великого вратаря пришлась огромная клякса. В финале Кубка чемпионов 1961 года Антони выронил мяч в ворота после навеса полузащитника «Бенфики» Сантаны. Португальцы победили 3:1, и нелепый гол имени Рамальетса оказался решающим.

Через год «Барселона» торжественно проводила своего голкипера на пенсию. В товарищеском матче с «Гамбургом» Кот отбил 38 (!) ударов. А «Барса» победила 2:1. Итоги 13-летней карьеры Рамальетса в «Барселоне» — 472 матча, шесть чемпионских титулов, четыре Кубка Генералиссимуса, два Кубка Ярмарок, уже упомянутые пять Самор и послужной список из 472 матчей, долгое время остававшийся клубным рекордом. В дублёрах у Рамальетса были Веласко, к счастью не ослепший и не оглохший, Франсиско Гойкоэчеа, Педро Эстремс, аргентинец Карлос Медрано и Андрес Родригес, он же Родри.

Языкастый Сальвадор

После ухода Рамальетса место в воротах принялись оспаривать два сильных голкипера — пришедший из «Валенсии» Хосе Мануль Песудо и собственный воспитанник Сальвадор Садурни. Первое время больше играл Песудо. В 1966-м он взял Самору, пропустив всего 15 мячей в чемпионате – рекорд Испании (совладелец Бетанкор из «Реала»).  Но потом Садурни, который сидел на лавочке не только в клубе, но и в сборной, вытеснил напарника и трижды был удостоен  Саморы. Сегодняшнему поколению российских барсаманов Садурни известен прежде всего своим наездом на Йохана Кройффа. «В свой первый год пребывания в команде он был лучшим игроком „Барселоны“ из тех, что я видел в своей жизни. А потом — нулевым. В перерывах матчей он курил „Кэмел“ без фильтра. На второй и третий год он уже не хотел тренироваться».  А в своё время Сальвадор был едва ли не самым популярным на «Камп Ноу» — свой парень, да и вратарь хороший. Тем не менее, Садурни в 69-м году оказался задвинутым своим же дублёром Мигелем Рейной. Фамилия знакомая? Да-да, папа того самого Пепе, что сейчас играет в «Астон Вилле». Впрочем, и в «Барсе» Рейна-младший успел поиграть. Но о нем позже. Пока о Мигеле. Рейна старший выиграл с «сине-гранатовыми» Кубок ярмарок, два Кубка Генералиссимуса и прихватил одного Самору. А еще Рейне принадлежит самая продолжительная в истории клуба сухая серия – 824 минуты. Клаудио Браво приблизился, но обогнать не смог.

На пике своей карьеры второй вратарь сборной Испании  Мигель Рейна вдруг перешел в «Атлетико», где и прошла большая часть его биографии. А в ворота «сине-гранатовых» снова вернулся любимец публики Сальвадор Садурни. Вернулся и два сезона подряд становился обладателем Саморы. Ветерану постепенно готовили смену в лице Пере Моры. 

Начало баскского периода

Мора не справился с ролью первого номера, отыграл лишь первый круг чемпионата 75/76. Во втором круге в воротах появился Педро Мария Артола Уррутиа или проще Артола. С его приходом началась гегемония басков в воротах «Барселоны». 

Артолу увели из «Реала Сосьедад» прямо из-под носа у мадридского «Реала». Коренастый, довольно прыгучий баск быстро освоился и в барселонских воротах. Правда, в своем втором сезоне (1977-78) Педро получил травму, и большую часть чемпионата отыграл Мора. Но зато потом Артола на протяжении семи сезонов на славу трудился на «Камп Ноу», пока его не потеснил соплеменник с похожей фамилией – Франсиско Хавьер Уррутикоэчеа или Уррути. И Артола, и Уррути начинали в «Реале Сосьедад», обоих выжил Луис Арконада (в сборной Испании он им тоже не дал поиграть), оба уехали в Барселону – один в «Барсу», второй в «Эспаньол». А потом Уррути, несмотря на его «попугайское» прошлое, пригласили в «блауграну». 

Уррути смог выиграть конкуренцию у земляка. Более подвижный и более яркий, чем Артола, он обосновался в воротах «Барсы» и выдал немало хороших матчей. Но после проигрыша «Барсой» финала Кубка чемпионов-86, руководство решило найти кого-то помоложе и понадёжнее. В том финале Уррути взял два послематчевых пенальти, но его визави из «Стяуа» Гельмут Дукадам – четыре. Пригласили вратаря сборной, причем снова баска – Андони Субисаррету. На этот раз из Бильбао, а не Сан-Себастьяна.  Уррути посидел пару сезончиков на лавке, да и завершил карьеру. Баск сыграл по 120 матчей за оба барселонских клуба и оставил о себе добрую память. К сожалению, об Уррути можно говорить лишь в прошедшем времени, ибо в мае 2001 года он погиб в автокатастрофе.

Обсудить
Все комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий
Отправить
 
Rambler's Top100