Та самая ночь в «Барселоне»: последний штрих в знаменитом требле 1999 года

27 мая 2019, 05:43

История знаменитого требла началась за шесть лет до этого. В 1993 году в матче против «Шеффилд Уэнсдей» Стив Брюс забил победный гол на шестой добавленной минуте. До этого команда Фергюсона не раз отличалась в конце игр, но гол Брюса стал символическим началом феномена, ныне известного как Ферги Тайм.

«Голы на последних минутах отражают историю моего пребывания в „Манчестер Юнайтед“», – сказал сэр Алекс в 2014 году. Возьмите почти любой триумф великого шотландца – начиная от Кубка Англии 1990 года и заканчивая последней победой в АПЛ – и вы найдете камбэки и голы на последних минутах, которые помогали либо добыть ничью, либо и вовсе вырвать победу.

В главный вечер его карьеры получилось и то, и другое.

Sir Alex Ferguson celebrates after Manchester United beat Juventus in the semi-finals

Эверест

Сэр Алекс был одержим европейским футболом. В детстве ему повезло пробраться на «Хэмпден Парк» – стадион местного «Куинз Парк» принимал финал Кубка европейских чемпионов-1960. Мадридский «Реал» разнес «Айнтрахт» со счётом 7:3, и эта игра засела в голове юного шотландца.

Кроме приятных воспоминаний о еврокубках, Фергюсон считал сражения с континентальными командами настоящей проверкой своих возможностей. Его бесило, что Премьер-Лига ограничивает себя и создает вокруг себя кокон – прежде всего культурный. Он хотел бросить вызов «Реалу», «Ювентусу» и другим. Он хотел доказать, что они не превосходят его в тактике и умении управлять людьми.

Большую часть девяностых гордому шотландцу всё же приходилось мириться с мыслью о том, что континентальный футбол доминирует. Английским клубам Лига чемпионов была не по зубам, и каждая кампания «Юнайтед» заканчивалась поражением: позор в сезонах-93/94 и 94/95, вылет в полуфинале 96/97 и разочарование в четвертьфинале год спустя. Дэвид Бекхэм позднее вспоминал, что в этом турнире команда словно заново училась ходить.

К сезону-1998/99 Фергюсон уже понимал, что его коллектив готов соревноваться на равных. Уверенность в своих силах пошатнулась лишь раз: в первом матче групповой стадии «Юнайтед» дома вел 2:0 против «Барселоны» Ван Гала, но к концу встречи уже радовался, что всё закончилось ничьей.

«Я работаю над достижением этой цели, – говорил Фергюсон в интервью 1994 года. – Для меня этот турнир – собственный Эверест, и я очень хочу на него взобраться».

Manchester United line up prior to the 1999 Champions League final

Прицел на требл

Финал Лиги чемпионов 1999 года стал первым за восемь лет, где не было ни одного представителя Серии А. К этому приложил руку и «Юнайтед»: в четвертьфинале был бит «Интер», а в полуфинале «Ювентус». В главном матче турнира манкунианцев ждала «Бавария», с которой они уже встречались на групповой стадии – обе игры закончились вничью.

«Бавария», как и «Юнайтед», стремилась стать первой командой из топ-5 лиг Европы, которой покорится требл. Это достижение уже покорялось трём командам – «Селтику» в 1967 году, «Аяксу» в 1972-м и ПСВ в 1988-м. Кроме шансов на требл, было и ещё кое-что общее – обе команды подходили к финалу без двух ключевых игроков. В «Юнайтед» Пол Скоулз и Рой Кин перебрали желтых карточек, в «Баварии» Биксант Лизаразю и Джоване Элбер были травмированы.

Матч для команды Фергюсона был третьим финалом за 11 дней. 16 мая «дьяволы» обыграли дома «Тоттенхэм» 2:1 и взяли титул АПЛ. 22 мая, за четыре дня до Барселоны, в Кубке Англии был бит «Ньюкасл» (2:0). В перерыве игры Дэвид Мэй подошел к Скоулзу и сказал: «Я даже не устал. Я не могу поверить, что это финал Кубка».

Ole Gunnar Solskjaer and Ronny Johnsen celebrate the second leg of United's treble

Победа «Юнайтед» стала третьим дублем за шесть сезонов, но команда не торопилась праздновать. Вечеринка была сдержанной, поскольку понимали – есть ещё третий финал. В воскресенье команда отправилась в тренировочный центр сборной Англии, чтобы начать подготовку к матчу с «Баварией». Помимо обычной тренировочной сессии, игроки отрабатывали пенальти, а потом 40 минут разбирали по видео обе игры с немцами в группе.

На следующий день они вылетели в Сиджес – тихий курортный город в Испании. Фергюсон всегда придавал огромное значение подготовке к финалу Кубка. В своей последней автобиографии он писал, что одной из главных причин поражения «Барселоне» в финале Лиги чемпионов–2009 был плохой выбор гостиницы. Все подумали, что это бред.

Тем не менее, 18 лет назад, когда они победили «Барселону» со счетом 2:1 в финале Кубка обладателей кубков, сэр Алекс особо отмечал качество отеля в Роттердаме и отмечал это как главный фактор победы.

В Сиджесе ему тоже всё понравилось. Атмосфера была настолько умиротворяющей, что Бэкс позднее признавался: по ощущениям они пробыли там две недели. «Настрой у всех был такой, – вспоминает Энди Коул, – словно мы готовимся к третьему раунду Молочного Кубка против клуба третьего дивизиона».

Вечером в понедельник группа, которая позже стала известна как «Класс 92», сидела на балконе отеля, обсуждая историческое значение того, что произойдет через 48 часов. Не прошло ещё и четырех лет с тех пор, как им сказали, что нельзя ничего выиграть с детьми. Теперь у них был шанс выиграть всё.

Мэй и Тедди Шерингем, делившие комнату, пытались разведать у тренера, кто выйдет в старте. Оба полагали, что имеют хорошие шансы на основу. Оба оказались неправы. Оглашение стартового состава стало первым из трех командных собраний. Во второй раз Фергюсон сфокусировался на тактике «Баварии»: он был уверен, что немцы попытаются забить первыми и засушить игру. Третье собрание было полностью посвящено стандартным положениям у своих и чужих ворот.

Отсутствие сразу и Скоулза, и Кина оставило Фергюсона с гигантской дырой в центре поля. Одно место точно должен был занять Ники Батт – он даже не был заявлен на финал Кубка Англии. Предполагалось, что рядом с ним сыграет Ронни Йонсен – норвежец хоть и был центральным защитником, но не раз играл в полузащите. Если бы он вышел в центре поля, то его место в защите закрыл бы Мэй. Помимо Йонсена, в центре могли сыграть Гиггз, Бекхэм и Фил Невилл.

К тому моменту Фергюсон уже решил: в центре полузащиты ему нужен кто-то креативный. Кин и Скоулз обладали отличным пасом, а последний мог ещё и врываться в штрафную. Первой мыслью шотландца была использование Гиггза в центре. На том этапе своей карьеры валлиец лишь несколько раз играл на этой позиции, но выглядел великолепно. Фергюсон хотел, чтобы Гиггз атаковал Лотара Маттеуса, 38-летнего либеро «Баварии». Когда команды встречались в Мюнхене на групповом этапе, немец допустил две ошибки, которые вылились в голы.

David Beckham and Ryan Giggs in the 1999 FA Cup final

Подкат от Гэри Спида нарушил все планы. Роя Кина пришлось поменять на первых же минутах финала Кубка Англии; «Юнайтед» пришлось перестраиваться. Бекхэм двинулся в центр полузащиты, Сульшер занял место на правом краю полузащиты, а Шерингем вышел вперед. Бекхэм играл великолепно: контролировал темп игры короткими и длинными передачами, постоянно двигался и открывался под партнеров. Фергюсон изменил свои планы. Он отметил размеры «Камп Ноу» и гения передач в исполнении Штефана Эффенберга и решил, что ему нужен кто-то равноценный немцу, чтобы «контролировать движение».

Фергюсон знал, что «Бавария» беспокоится о ширине атак «Юнайтед» – немцы даже добились того, чтобы поле на «Камп Ноу» сузили в соответствии с размерами мюнхенского стадиона, – а потому хотел выйти с первых минут с двумя вингерами.

Йеспер Блумквист никогда не играл на правом фланге, в то время как Гиггзу приходилось пару раз выходить здесь. Валлиец сказал, что ему «комфортно» играть справа, хотя недавно признался, что был раздражен тем, что не сыграл в центре.

Команда, которую выбрал Фергюсон, была индивидуальным решением индивидуальной задачи. В своих первых трёх финалах Лиги чемпионов (1999, 2008, 2009) он выбирал такой стартовый состав, который никогда раньше не играл вместе и никогда не выходил вместе впредь.

«Манчестер Юнайтед» (4-4-2): Шмейхель; Г. Невилл, Стам, Йонсен, Ирвин; Гиггз, Бекхэм, Батт, Блумквист; Йорк, Коул.

«Бавария» объявила свой состав ещё за два дня до матча. Тренер Оттмар Хитцфельд с радостью сказал всем, что Маркус Баббель сыграет на правом фланге, чтобы сдержать опасность имени Гиггза. Как оказалось, он играл против Блумквиста.

«Бавария Мюнхен» (1-4-2-3): Кан; Маттеус; Баббель, Линке, Куффур, Тарнат; Эффенберг, Йеремис; Баслер, Янкер, Циклер.

Финальный отсчет

Sir Alex Ferguson talks to Roy Keane on the eve of the match

Разумно предположить, что перед матчем Рой Кин чувствовал себя отвратительно. Он, Скоулз и травмированный Хеннинг Берг могли лишь со стороны наблюдать за происходящим на поле. Позже Кин назвал начало матча в Барселоне своим худшим моментом в футболе: «Когда ты не играешь, на тебя наваливается странное чувство. Словно стеклянная перегородка опускается между тобой и игроками, которые вышли на поле».

Кин жил в одном номере с Денисом Ирвином – такое положение дел не облегчало ситуацию, учитывая, что один играл, а второй нет. В понедельник вечером перед отбоем он выпил со Скоулзом и несколькими фанатами «Юнайтед». Во вторник с тяжелой головой Кин пришел на «Камп Ноу». По хмурому взгляду ирландца Фергюсон почувствовал неладное и приставил Неда Келли, главу службу безопасности «Юнайтед», к Кину.

Келли самоотверженно пил до 4 утра с Роем, Полом Скоулзом, Бергом и ещё парой людей из семьи Кина. Интуиция Фергюсона сработала на сто процентов: позднее Рой говорил, что именно последняя тренировка команды заставила его понять, чего он лишился.

Но осознал не только Рой. Внутренние органы Коула сообщали ему, что это уже не Молочный Кубок. Блумквист, которому Фергюсон сообщил о месте в старте ещё за три недели до финала, ходил по отелю в поисках мотивационных слоганов. Он никак не мог успокоиться.

Кажется, спокойно спал только Дэвид Бекхэм. С тренировки он уходил с пакетом льда на бедре, но был уверен, что к игре будет в полном порядке.

На тренировке Фергюсон ходил в футболке из шестидесятых – единственный раз до этого «Юнайтед» побеждал в Кубке европейских чемпионов 31 год назад. Исторический контекст был неизбежен. «Бавария» не выигрывала турнир с 1976 года, и ни одна английская команда не участвовала в финале после ужаса на «Эйзеле». «Юнайтед» был первой командой, выигравшей Кубок европейских чемпионов (1968 году); после изгнания в некотором смысле он мог вновь стать первым.

Кошмарное начало

Sir Alex Ferguson at Camp Nou

В прекрасном отеле, где поселились «дьяволы», была одна проблема: часы шли слишком медленно. Игра должна была начаться в 20:45 по местному времени, а потому футболисты пытались найти любые способы убить время. Стам пытался читать роман Джона Гришэма, но забросил после того, как понял, что не читает, а просто смотрит на буквы.

После обеда у игроков была сиеста, но голландец так храпел, что его сосед по комнате Сульшер не мог уснуть. Он попытался глянуть что-то на DVD, но не смог сконцентрироваться, а потому решил позвонить другу в Норвегию. Друг работал медбратом, и матч выпадал на ночную смену, а потому он сказал, что сможет посмотреть первые 75 минут. Сульшер вежливо, но твердо предложил ему найти себе замену ещё на час. «У меня было чувство, что со мной произойдет что-то важное, – говорил Сульшер в Manchester United Opus. – Трудно объяснить. У меня было предчувствие, что я на пути к чему-то великому».

Нетерпеливый Стам вышел в вестибюль отеля раньше положенного времени. Там уже собралась большая половина команды. Кин отмечал, что во время поездки в автобусе даже вечно шутящие Батт и Гиггз молчали.

Атмосфера в раздевалке была молчаливо-сосредоточенной. Фергюсон сказал своей команде, что им не о чем беспокоиться: «Бавария» не так хороша, как «Арсенал», который они обошли в Премьер-Лиге. Он также им напомнил про тактику соперника: забить быстрый гол и засушить игру.

К предупреждению шотландец добавил немного эмоций. Оно и понятно: в той еврокампании «Юнайтед» имел привычку пропускать ранние голы. На шестой минуте пропустили от «Ювентуса», на одиннадцатой от «Баварии» в группе, на 49-й секунде от «Барселоны».

В финале они пропустили через шесть минут после свистка. Команда Фергюсона знала, что такое пропускать первыми, но впервые это делала в игре такой важности. Большую часть оставшейся игры они пытались сравнять счёт, но ничего не получалось.

Для этого было несколько причин. Первая – усталость: для команды это был 63-й матч в сезоне. Они играли без Кина, чей дух помог команде отыграться против «Ювентуса». Кроме того, футболисты немного боялись. «Мы были слишком подавлены», – говорил Гиггз в своей автобиографии. И было от чего: эти игроки никогда не играли в финале.

«Юнайтед» не проиграл «Баварии» по статистике. Команда Фергюсона больше владела мячом, подала больше угловых и нанесла больше ударов по воротам. Но касания были немного тяжеловатыми, принятые решения немного ошибочными, а скорость была немного ниже привычной.

Помимо Бекхэма, который затмевал Эффенберга в центре поля с мячом и без него, атака «Юнайтед» не показывала ничего выдающегося. Гиггз был всё таким же быстрым, но все попытки обойти соперника на дриблинге заканчивались ничем. Йорк – лучший бомбардир той Лиги чемпионов наряду с Шевченко – был худшим на поле. Фергюсон думал, что никогда не видел, чтобы он так нервничал на футбольном поле.

Смена позиций Гиггза и Бекхэма, а также плохая игра в исполнении Блумквиста означала, что у «Юнайтед» просто не получались нормальные навесы. «Мы погрузились в кошмар: мы пытались отыграться против команды, которая сдерживала нас и тем самым скрывала свои недостатки», – говорил сэр Алекс.

В защите «Бавария» играла уверенно – чего нельзя сказать о сопернике. Йонсен и Шмейхель первые полчаса жутко нервничали, а потому Стам был лучшим на поле в составе «дьяволов». Линке и Куффур съедали форвардов, Йенс Йеремис делал то же самое в полузащите. Маттеус, который начинал игру на позиции либеро, поднимался в полузащиту, когда это было возможно, чтобы Йеремис мог играть плотнее с Бекхэмом. «Бавария» постоянно переходил из 1-4-2-3 в 4-1-2-3 и наоборот.

После гола Баслера ни одна из сторон не создала явного момента в первом тайме, хотя «Бавария» имела лучшие шансы и заслуживала лидерства.

Смена направления

Sir Alex Ferguson gives Teddy Sheringham his final instructions

Единственное, чем мог похвастаться «Юнайтед» в первом тайме – чувство морального превосходства. Шерингем вспоминал, что соперники играли как «Уимблдон». Это немного резко – всё же контратаки «Баварии» были не просто хаотичными выносами на Янкера.

В перерыве Фергюсон велел Стаму отбирать мяч быстрее и агрессивнее, а всей команде – пасовать быстрее и агрессивнее. После того, как инструкции были розданы, Фергюсон произнес речь, на которую его вдохновил шотландский форвард Стив Арчибальд, игравший у Фергюсона в «Абердине». Арчибальд жил в Барселоне и приехал посмотреть на тренировку «Юнайтед» накануне игры. Стив вспоминал, что худшим моментом его карьеры был финал 1986 года. «Барселона» проиграла «Стяуа» по пенальти, а он понимал, что должен пройти мимо еврокубка, зная, что не сможет его коснуться.

Фергюсону понравилась история, но перед игрой он не хотел настраивать игроков на негатив. В перерыве всё изменилось. «Если вы проиграете, то будете в двух метрах от Кубка, но не сможете прикоснуться к нему. И я хочу, чтобы вы подумали об этом. Вы были настолько близко к нему – для многих из вас это будет наивысшим моментом в жизни. Вы будете ненавидеть эту мысль всю оставшуюся жизнь. Так что просто убедитесь, что сделали всё, чтобы не проиграть. Не смейте возвращаться сюда, не отдав все силы на поле».

Фергюсон долго говорил с Шерингемом во время перерыва: англичанин выйдет через 20 минут после начала второго тайма, если будет еще 1:0. «Меня это обескуражило, – рассказывал Сульшер в интервью FourFourTwo. – Я подумал: „В этом сезоне я забил для вас 17 голов, в основном выходя на замену – вы не собираетесь поговорить со мной?“

Шерингем втайне надеялся, что „Юнайтед“ не забьет и у него будет шанс сыграть в финале. Но он мог не беспокоиться. Матч всё также проходил без моментов.

Шерингем заменил Блумквиста – эта замена привела к изменению построения команды. Больше всего она похожа на ромб – Батт в самом низу, Гиггз слева и Бекхэм справа, Йорк под нападающими, а Шерингем также смещается налево. Такая смелая тактика оставляла опасность контратак, но Фергюсон всегда считал: двум смертям не бывать, одной не миновать. Одно дело начать так с самого стартового свистка, другое – играть смело последние 20 минут, когда ты уже проигрываешь.

Бавария ответила выходом Шолля вместо Циклера. Это был умный ход, который позволил Шоллю – более умному игроку – использовать огромное пространство перед обороной „Юнайтед“.

„Мы жили на грани, и мы это знали“, – сказал Коул. - У нас заканчивались и время, и терпение».

Mario Basler infuriated the United players with his antics

Терпение заканчивалось быстрее, чем хотелось бы. Некоторых игроков «Юнайтед», в особенности Стама и Шерингема, невероятно бесил «шоумен» из Мюнхена. «Когда Баслер шел подавать угловые, он вел себя просто позорно, – пишет Стам в своей автобиографии. – Он позировал для камер и выпрашивал аплодисменты, полагая, что именно он главный герой встречи».

Немец стал буквально карикатурой на высокомерного немецкого футболиста. Он двигался по полю так, словно был ведущим ТВ-шоу с аудиторией в 200 миллионов человек. В первом тайме он попытался забить со штрафного с абсурдного угла. Во втором тайме он дважды пытался подловить Шмейхеля, пробивая с центра поля.

Несмотря на все это, Баслер был одним из немногих на поле, кого этот финал заводил, а не ввел в ступор. В какой-то момент Баслер повернулся к зрителям, принимая очередную порцию аплодисментов. Стам сказал Йонсену: «Если он продолжит, я ударю этого высокомерного ублюдка». Прежде чем партнер по обороне что-то ответил, Стам услышал откуда-то сбоку: «Тебе придется встать в очередь». Непонятно, пришел комментарий от игрока «Юнайтед» или «Баварии».

С 73-й по 84-ю минуту «Бавария» могла забить четыре раза. Они раз за разом перехватывали передачи уставших соперников и бежали в контратаки. Дважды выручал Шмейхель, еще по разу – перекладина и штанга.

На 75-й минуте Хитцфельд заменил Маттеуса, который еле ходил. «В полузащите мне приходилось больше двигаться, а потому я был выжат до предела».

Большинство игроков «Юнайтед» чувствовали себя примерно так же, но свежий Сульшер (он вышел на 81-й минуте) придал импульс. Именно в этом сезоне он стал ассоциироваться с запасным, который выходит и забивает – особенно после гола в добавленное время в Кубке Англии против «Ливерпуля» и покере за 11 минут в ворота «Ноттингем Форест». В голове всё ещё было раздражение от того, что Фергюсон заряжал не его в перерыве, но он слышал эту речь одиннадцать дней назад. Последняя игра дома против «шпор», 1:1 после первого тайма. Команде необходима победа, чтобы взять титул. «Не волнуйтесь, ребята, продолжайте играть так и вы забьете, – говорит Фергюсон. – Если мы не забьем через 15 минут, я выпущу Оле».

Сульшер не понадобился, потому что Коул забил победный гол в начале второго тайма, но уверенность норвежца достигла космического уровня и осталась там, даже когда он был взбешен.

Когда Сульшер вышел на поле, он сразу попал в игру – именно так и чувствует себя человек, который предчувствовал, что это его день. Первым же касанием, спустя 22 секунды после выхода на поле, он отлично пробивал головой, вынудив Кана в прыжке спасать ворота от угрозы – впервые за игру.

То ли от усталости, то ли сказался выход Сульшера и уход Маттеуса, то ли все вместе, но игра изменилась на 87-й минуте. «Бавария», которая весь матч держала «Юнайтед» на расстоянии вытянутой руки, внезапно рассыпалась. «Дьяволы» создали четыре момента за полторы минуты.

На скамейке запасных Кин повернулся к запасному тренеру команды Джимми Райану. «Они всё. Они у нас в руках».

Гол «Юнайтед» назревал, но времени оставалось всё меньше и меньше. Немецкий телевизионный комментатор Марсель Рейф, как и многие другие, считал, что исправить что-то уже невозможно. «Может быть, я не должен так говорить, и я обещаю никогда больше не повторять это. Футбол, как однажды сказал Гари Линекер, – простая игра: 22 человека гоняют мяч 90 минут, а побеждают немцы».

Бекхэм на 89-й минуте сфолил на Эффенберге, и это позволило «Баварии» убить ещё несколько секунд – вместо Баслера вышел Хасан Салихамиджич. «Баслер и Маттеус покидали поле так, словно выиграли все Оскары мира», – Стам, как и все голландцы, терпеть не мог своих немецких коллег. «Они уже считали себя победителями. Что же, это только разозлило меня. Я нашел в себе силы, чтобы мои ноги, которые сводило судорогой, всё равно были быстрее их форвардов».

Jaap Stam in action against Bayern Munich

Во время вынужденной паузы Бекхэм посмотрел на Кубок – к его ушам уже прикрепили ленты в цветах «Баварии». Фергюсон смирился с результатом и думал о том, что скажет прессе. «Я хотел принять поражение с гордо поднятой головой».

Пресса уже тоже знала, о чем писать. Большинство журналистов обвиняло Фергюсона в слишком смелой ставке – шотландец рискнул, переставив Гиггза и Бекхэма, и проиграл. Несмотря на то, что команда лишилась навесов Бекхэма с фланга, он с отрывом стал лучшим атакующим игроком «Юнайтед» в старте. «Мне не нужен был финал Лиги чемпионов, чтобы доказать себе, что я могу играть в центре полузащиты на самом высоком уровне. Но это было здорово».

Касательно Гиггза такого единодушия не было. Он постоянно угрожал защите соперника, хоть и много ошибался. Фергюсон уверен, что именно попытки сдержать Гиггза в конце матча повлияли на усталость «Баварии». «Я делал, как он просил: пер на Тарната, но постоянно терял мяч. Честно говоря, я дерьмово сыграл в тот вечер».

90+1

Teddy Sheringham celebrates his goal

Гиггз, Батт и Невилл были среди тех, кто думал, что игра окончена. «Я продолжал смотреть на часы, – пишет Невилл. – Я был уверен, что немцы опять уделали нас».

Но думать, что проиграл, и сдаться – это разные вещи. На 90-й минуте табло показало 3 добавленных минуты. В то же время Баббель отдал пас на Линке, которого прессинговал Сульшер. В итоге норвежец заработал аут на левом фланге, и Невилл побежал через всё поле, чтобы вбросить подальше. «Я был совершенно измотан», - сказал он. - Я до сих пор не понимаю, почему я это сделал. Хотя всё просто – именно этому меня учили в академии. Вы продолжаете играть, продолжаете бороться, до самой смерти».

Невилл вбросил мяч на Бекхэма. Тот ушел от подката Шолля и выдал передачу на левого вингера «Юнайтед» – Гари Невилла, который не успел вернуться на свою позицию. Гари был максимально сконцентрирован – это выдавало каждое его движение. Ему нужно было подать в штрафную левой ногой. Он сделал достаточно, чтобы сохранить мяч: его низкий навес попал в защитника, а потом был выбит Эффенбергом.

Пока Бекхэм готовился к угловому, Шмейхель побежал через всё поле. «Ты можешь в это поверить?» – сказал Фергюсон Макларену. Этого не было в установках на стандартные положения. В прошлый раз Шмейхель исполнил такое 14 месяцев назад, в матче против «Арсенала». Закончилось всё плачевно: датчанин потянул подколенное сухожилие, когда бежал назад, и пропустил матч с «Монако». Однако действие Шмейхеля соответствовало философии Фергюсона: какая разница, с каким счетом проигрывать.

Только когда Шерингем увидел Шмейхеля, он понял, как мало времени осталось. Когда Бекхэм увидел вратаря, то в мозгу возникли две мысли: все тычки от датчанина, когда юный Бэкс подавал неидеально; вместо обычной подачи он должен метить в Шмейхеля, чтобы нанести максимальный ущерб.

Teddy Sheringham scores past Oliver Kahn

Мяч скользнул по голове Линке, который находился под давлением Шмейхеля, и долетел до Йорка на дальней штанге. Тот сбросил мяч в центр, где Финк вынес точно на ногу Гиггза. Возможно, валлийцу и было удобно играть справа, но вот играть правой ногой ему точно было неудобно. Он ударил так плохо, что этот удар стал прострелом на Шерингема. Он развернулся и забил с двух метров.

Первым инстинктом Шерингема было проверить, не попал ли он в офсайд, хотя знал, что это не так. «Бавария» мгновенно сжалась. «Я просто подумал: „Я больше не могу“, - сказал Баббел в Sunday Times. – Мой мозг сообщил мне. Именно тогда я уже знал, что мы проиграем».

Тедди Шерингем забил пять голов в кампании-1998/99. Это был его наименее плодовитый сезон между 1986 и 2007 годами. В начале 1999 года, когда Шерингем был в подавленном состоянии, Фергюсон сказал ему, что шанс наступит в конце сезона. Так и случилось.

90+3

United celebrate Solskjaer's late winner

Макларен прервал празднование, чтобы уговорить Фергюсона перестроиться в более оборонительную тактику. Матч как раз пришёлся на период правила золотого гола, а значит первый гол в экстра-тайме станет последним. «Стив, – сказал Фергюсон. – Эта игра еще не закончена».

От развода мяча «Баварии» до того, как Сульшер заработал угловой, прошло 26 секунд. На этот раз Шмейхель не пошел, а потому Бекхэм по дуге отправил мяч на ближнюю штангу. Свободный Шерингем думал, что забьет сам, но прыгнул слишком рано. Он понял, что не сможет хорошо приложиться головой и решился на план Б: он завис в воздухе максимально долго и перекинул вратарскую.

Сульшер замыкал передачу на инстинкте.

«Невероятно, - говорил Терри Венейблс на ITV. – Это слово используется слишком часто, но это действительно невероятно».

Как только он понял, что не в офсайде, Сульшер покатился на коленях – он повторил то пижонское празднование Баслера. Иногда говорят, что празднование было основной причиной травмы колена, которая не давала ему играть почти три года в середине 2000-х, но это миф. Тем не менее, он потянул связки и пропустил пару игр тем летом. «Это стоило того».

Футбол, чёрт побери

Ole Gunnar Solskjaer celebrates his goal

Игроки «Баварии» не хотели разыгрывать мяч. Они всё поняли. Пьерлуиджи Коллина ходил по кругу, пытаясь убедить их подняться с земли – буквально. Когда игра возобновилась, времени хватило на длинный пас вперед, вынос Батта и три свистка в исполнении рефери.

Все рухнули на поле. Кроме одного – Бекхэм бежал всё поле к фанатам «Юнайтед».

За последние 20 лет были произнесены и написаны миллионы слов в попытке контекстуализировать чудо Барселоны. Но никто не описал его точнее, чем Алекс Фергюсон: «Я не могу в это поверить. Футбол, чёрт побери».

За секунду до интервью потрепанный Фергюсон глубоко вдыхает, пытаясь собраться: «Европа стала личным крестовым походом. Я знал, никогда не стану отличным менеджером, пока не выиграю Кубок европейских чемпионов».

Все знают историю, как высокопоставленные чиновники пропустили развязку, пока спускались в недра «Камп Ноу». Джордж Бест тоже все пропустил – он ушел за несколько минут до конца. Эрик Кантона, который жил в то время в Барселоне, даже не смог попасть на стадион.

The Bayern players can only watch as United lift the trophy

«Сегодня победила не лучшая команда, а самая удачливая», - сказал Маттеус после игры.

Этот матч – редкий пример того, как историю пишут проигравшие. Не только «Бавария», но и фанаты «Ливерпуля», «Манчестер Сити», «Лидса», «Арсенала». Легенда финала Лиги чемпионов 1999 года состоит в том, что «Манчестер Юнайтед» играл отвратительно 90 минут, а потом забил два гола.

Глупо считать, что «Юнайтед» не поймал удачу. У «Баварии» были шансы – и много. Но нет смысла ловить удачу за хвост, если вы не знаете, как на ней ездить. То, как «Юнайтед» выиграл игру, полностью соответствовало индивидуальности и достижениям этой конкретной команды.

За четыре месяца до «Баварии» была почти идентичная победа, когда они уступали со счетом 0:1, но обыграли «Ливерпуль» 2:1. На 88-й минуте забил Йорк, а Сульшер в компенсированное время заколотил победный мяч.

Часто говорят, что у великих тренеров есть преимущество в 1%, которое они передают своей команде. Когда речь заходит о Фергюсоне, здесь сотни действий и решений по 0,0001 процента. Слова о Сульшере; совет, данный Гиггзу перед полуфиналом Кубка против «Арсенала» (бегать с мячом больше, это пугает защитников); разумное использование фена и то, что он считает двумя самыми сильными словами в английском языке – well done (молодец).

Обвинения и празднования

Lothar Matthaus walks past the trophy

Яп Стам сказал, что Маттеус и Баслер покидали поле словно обладатели Оскара. Еще один заслужил Оттмар Хитцфельд за актерскую игру. Он принял поражение с замечательной грацией. «Мы будем восстанавливаться от этого финала дни или недели. Но Манчестер – великие чемпионы».

Его игроки не могли или не пытались скрыть свои чувства. Когда Маттеус получил медаль проигравших, он сразу же снял ее. Баслер даже не взял её – он сразу отправился в туннель. «Я не могу найти слова», – сказал Эффенберг, возможно, впервые в своей жизни. Потом он всё же нашёл слова и назвал Маттеуса трусом. Шолля оштрафовали за слова «Маттеус всегда уходит с поля, когда становится горячо».

Радость манкунианцев не обошлась без доли злорадства. «Смотрите-смотрите, – думал Стам, когда игроки „Баварии“ проходили мимо Кубка. – Он вам не принадлежит».

Ещё час после свистка игроки «Юнайтед» оставались на поле, благодаря болельщикам. Каждое поднятие трофея фанаты встречали аплодисментами. Одни из самых громких достались Кину и Скоулзу, которые неохотно прошли через почетный караул. До сегодняшнего дня Кин говорит, что не выигрывал ту Лигу чемпионов. «Сколько бы людей мне ни говорили, что я заслуживаю эту медаль Лиги чемпионов, я знаю, что это не так. Моя недисциплинированность почти стоила нам требла».

Paul Scholes and Roy Keane have their chance with the trophy

Празднество на поле было первым из трёх. Игроки вернулись в раздевалку, пытаясь понять, что, черт возьми, только что произошло. Нед Келли – тот самый, который пил с Кином и Скоулзом – позже вспомнил, как Фергюсон сидел один в углу, уставившись в пол. Вторая вечеринка прошла в командном отеле, где их ждали около 300 человек.

Команда вернулась примерно в 2 часа ночи – очень оживленная после шампанского натощак – и начала играть в догонялки со своими гостями. Коул вспомнил, как сотрудники отеля пытались свернуть лавочку около 3 часов ночи. «Это была не самая дипломатичная дискуссия».

Саймон Ле Бон из Duran Duran и его жена Ясмин пытались попасть на вечеринку, но их не пустили. Даже те, кто почти не пил – например, Бекхэм – упивались как юные студенты после сдачи сессии. «Я рад признать, что я был в стельку пьян».

В 6 утра сотрудники отеля всё-таки вынудили вечеринку свернуться, потому что им нужно было накрывать столы на завтрак.

Одним из гостей был Фу Фу Ламарр, который дружил с родителями нескольких игроков. Когда его попросили выйти на сцену, чтобы выступить с речью, его перебил Джеймс Эдвардс, сын председателя правления Мартина. Мама Гиггза попыталась угомонить Джеймса, на что получила совет заткнуться. Тут у Райана упала планка. Он повернулся к Эдвардсу, чтобы ударить, но у него троилось в глазах: он промахнулся, ударился о стул и упал. Гиггз и Эдвардс оказались на полу, пока их не разняли. Всё же Эдвардс достал валлийца по носу (Гиггз сломал его в игре против «Интернационале»), и у него началось кровотечение.

Гиггз добрался до своей комнаты около 8 утра и решил полчаса поспать. Он проснулся от стука в дверь через два часа – Альберт Морган, менеджер по экипировке, кричал, что он опаздывает на автобус. Гиггз с опухшим носом и диким похмельем едва смог подняться. Но история о том, что он дрался с сыном председателя «Юнайтед», огорошила его ещё больше. «Я думал, это кто-то из тусовки».

Некоторые игроки продолжили похмеляться и в самолете домой. Когда самолет приблизился к Манчестеру, клубный секретарь Кен Рамсден попросил Кина вывести команду из самолета с Кубком в руках. Это был не самый продуктивный разговор. Вместо этого капитана опять подменил Шмейхель.

Парад в Манчестере стал концом торжеств. В четверг вечером, менее чем через 24 часа после безумных 101 секунды, игроки разошлись. В те дни не было групп WhatsApp, так что следующий раз они увидели друг друга на свадьбе Дэвида Бекхэма шесть недель спустя.

После самых изнурительных четырех месяцев своей жизни Макларен также был готов отправиться в отпуск – но Фергюсон позвал его и остальных сотрудников на собрание. В 9 часов утра следующего дня они уже планировали следующий сезон.

Рыцарь

Sir Alex Ferguson shows off the Champions League trophy

Перед финалом Лиги чемпионов на посвящение сэра Алекса в рыцари принимали ставки 50 к 1. Через два дня они упали до 2 к 1.

12 июня его включили в программу чествований по поводу дня рождения королевы. Этим летом все думали, что молодая команда может выиграть ещё несколько трофеев в Европе. «У нас отличный командный дух, – сказал Батт. – Мы молоды, поэтому, надеюсь, мы сможем доминировать в течение следующих 10 лет. Мы не хотим быть одноразовым чудом».

Но так и случилось. По крайней мере в Европе. «Юнайтед» не стал серийным чемпионом Европы, но он оставил свое наследие. С тех пор требла добивались команды из Италии, Германии и Испании. Но ни одна команда не выиграла его так же, как «Юнайтед». Трудно представить, что они когда-либо выиграют.

Английский футбол тогда был более демократичным, а это означало, что «Юнайтед» должен был бороться за все. Начиная со знаменитого январского матча Кубка Англии против «Ливерпуля», команда сыграла 43 часа футбола, разделенного на 28 матчей. 2580 минут нервов. Только 318 минут из 43 часов «Юнайтед» уверенно провел, имея преимущество больше одного гола. Из этих 318 минут треть пришлась на противостояние с «Интером», где преимущество в 2 гола сыграло злую шутку с «дьяволами».

По-настоящему расслабиться «Юнайтед» мог лишь на протяжении 67 минут – тогда они вели в три мяча и больше. Всё остальное время игроки сражались.

«Мы завоевали требл благодаря боевому духу, – говорит Гари Невилл. – Не было бы и половины истории, если бы мы обыграли немцев 3:0».

И точно не было бы так круто.

Источник

Поделиться
Обсудить
Все комментарии
Andryha84
28 мая в 15:05
Очень хорошо написано. У Олега появился соратник или конкурент.
Подумал о том же самом, когда читал статью) Автору спасибо за статью.
Garrincha-Makelele
28 мая в 14:00
Отлично, так написать. Класс
Правдин Семён
27 мая в 22:10
Очень хорошо написано. У Олега появился соратник или конкурент.
Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий
Отправить
 
Rambler's Top100