Сала: обстоятельства гибели

14 марта 2020, 11:31
00:00 / 00:00

Британская служба по расследованию авиационных происшествий (AAIB) опубликовала полный отчет о гибели самолета Эмилиано Салы. «Соккер.ру» ознакомился с основными пунктами.

В потоках коронавирусной информации относительно незаметно прошла новость о том, что следователи, занимавшиеся выяснением обстоятельств гибели аргентинского футболиста Эмилиано Салы с его пилотом Дэвидом Ибботсоном, опубликовали детальный отчет, в котором описали все факторы, сопутствовавшие одной из самых громких футбольных трагедий прошлого года. 

Напомним, что Сала погиб 21 января 2019 года, когда летел на частном самолете из Франции в Уэльс после оформления трансфера из «Нанта» в «Кардифф». Самолет пропал с экранов радаров в районе острова Гернси в проливе Ла Манш. 

Неважная погода

Безусловно, первым делом были исследованы погодные условия, которые господствовали в области катастрофы. От служб аэропорта перед вылетом пилот получил информацию о том, что во время полета он столкнется с низкой облачностью, осадками и порывами ветра из-за прохождения атмосферного фронта. Как раз в районе катастрофы эта встреча и произошла. При этом мер, чтобы обойти опасный участок, предпринято заранее не было. 

Пилот Дэвид Ибботсон 

59-летний пилот, как выяснило следствие, получал некоторые заказы на рейсы нелегально, то есть осуществлял такие полеты, к которым не имел допуска. В частности, в ночное время. Ему не хватало опыта и тренировок в полете по приборам за последние годы. Приходилось осуществлять полет с Салой в визуальном режиме, то есть с помощью непосредственного контроля обстановки вокруг самолета без опоры преимущественно на приборы. Учитывая плохую метеообстановку в области аварии, а также тот факт, что к тому времени окончательно стемнело, полет в визуальном режиме сам по себе был крайне опасным. Особенно для человека с нехваткой опыта. К тому же следователи предполагают, что из-за давления и спешки Ибботсон мог испытывать определенный стресс. Заказчикам нужно было доставить Салу как можно скорее в Кардифф, поэтому они не стали ждать следующего дня, а отправили самолет в ночь. Пилот, понимая, с какими трудностями ему придется столкнуться, опять же с учетом, отсутствия должных тренировок, не мог не нервничать. А стрессовое состояние накладывает свой отпечаток.

Самолет Piper PA-46-310P Malibu

И снова мы сразу же сталкиваемся с нарушением. Легкий самолет, построенный еще в 1984 году, не имел допуска к коммерческим полетам. То есть фактом ночного полета правила нарушал пилот, а фактом вообще частной перевозки – самолет. При этом техническое состояние было не самым плохим, поскольку на нем обновили в конце 1990-х годов двигатель, который к моменту аварии не доработал до предела ресурса около 200 часов. А полную техническую проверку самолет прошел в ноябре 2018 года. Безусловно, даже при всех проверках и обновлениях возраст самолета давал о себе знать. У него происходили незначительные сбои, самым важным из которых является невозможность использования автопилота. Понятно, что и без него вполне можно летать, но это требует совсем другого уровня собранности от управляющего самолетом. А мы помним состояние и условия полета для Ибботсона.

Полет и катастрофа

Самолет взлетел из аэропорта в Нанте в 19:15 по Гринвичу. Он быстро набрал высоту 1700 метров. Почти через час Ибботсон запросил у диспетчера разрешения снизиться, чтобы иметь возможность продолжать полет в визуальном режиме. Вероятно, в это время как раз самолет и встретился с той самой непогодой и облачностью. В 20:12 Ибботсон повторно запросил о возможности снизиться, после чего на связь больше не выходил. 

Диспетчер дал ему разрешение, и самолет начал маневрировать, но весьма странно. Он стал снижаться, поворачивая, после чего резко поднялся выше, «нырнул» снова вниз, потом вверх. После этого он резко повернул влево и помчался вниз, превысив предел скорости на 150 км/ч, что могло повлечь за собой разрушение элементов управления самолетом в условиях плохой погоды. После снижения он развернулся в другую сторону, еще раз «скакнул» вверх-вниз и ударился о воду. Скачки и повороты занимали примерно три минуты. 

Что именно происходило в это время, является главной загадкой, которая таит в себе и ключ к пониманию причин катастрофы. Некую подсказку следователям дало изучение анализов крови Салы. В ней был выявлен повышенный уровень карбоксигемоглобина – это соединение возникает при отравлении угарным газом. Он заменяет в крови кислород, соединяясь с гемоглобином, из-за чего человек может потерять сознание или даже умереть от нехватки кислорода в организме. Это позволило следователям предположить, что в кабину самолета попадало большое количество угарного газа, возможно, из-за неисправности системы выхлопа, а датчиков угарного газа в самолете не было – понять, что они задыхаются, Сала и Ибботсон не могли. Особенно в стрессовой ситуации полета. 

Маневрирование перед непосредственно столкновением с водой могло быть связано с тем, что Ибботсон еще находился в полубессознательном состоянии и пытался справиться с самолетом, который попал в зону плохой погоды. Добавим сюда стресс пилота, необходимость управлять в визуальном режиме, ориентируясь только на плохо различимую обстановку вокруг самолета. Катастрофа в таких условиях практически неизбежна. И основные вопросы после всего этого, конечно, возникают к заказчику перелета, который нанял пилота и самолет с нарушением допусков, а также оказывал давление из-за спешки. 

Обсудить
Все комментарии
valt134
15 марта в 06:03
Не спеши, а то успеешь... Грустно всё это.
Еноты за Арсенал
14 марта в 11:33
То есть ничего нового, обо всем этом сразу писали... Впрочем, это было понятно
Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий
Отправить
 
Rambler's Top100