В воротах «Зенита». Ротации Артёма Фальяна и гиперактивный лесотехник

13 апреля 2020, 18:33
00:00 / 00:00

Новая серия посвящена Эдуарду Шаповаленко и Габору Вайде, защищавшим воротам ленинградцев на рубеже 60-х и 70-х.

Как вы могли прочитать в предыдущей главе, «Зениту» не дали покинуть класс А. Но команда нуждалась в капитальном ремонте, который был поручен Артёму Фальяну. Артём Григорьевич к тому времени вытащил в элиту ереванский «Арарат». И не только вытащил, но и помог сильнейшему клубу Армении освоиться в классе А. Очень эмоциональный, требовательный человек, «сгоравший» на тренировках. Вот как охарактеризовал Фальяна армянский журналист Александр Григорян.

Обладая мощным ударом с обеих ног, Артем Григорьевич особенно ревностно относился к занятиям по постановке удара. Тех, у кого левая нога, как говорят футболисты, была «чужая», разувал на правую ногу и заставлял действовать только левой. Или ведение мяча. Он приучал нас не глядеть под ноги и играть с поднятой головой. А у кого это не получалось, он обвязывал шею резиновым жгутом или шарфом и тому невольно приходилось передвигаться по полю с высоко поднятой головой. Кстати, так играл в дальнейшем в «Арарате» Аркадий Андриасян.

Артем Фальян не слишком рассчитывал на Белкина, тяжело переживавшего сезон-67, и поэтому решил укрепить вратарскую бригаду. Из московского «Торпедо» приехал Эдуард Шаповаленко, а из студенческой команды Лесотехнической Академии пришёл Габор (Гавриил) Вайда.

Артём Григорьевич в период своей работы в «Зените» отличался какой-то маниакальной страстью к заменам вратарей. И это с учетом того, что в конце шестидесятых можно было менять только двух игроков, и замена вратаря, если она не была связана с травмой, выглядела неким чудачеством. В шестьдесят восьмом Фальян семь раз менял вратарей в 38 турах, а в шестьдесят девятом – вообще девять раз в 32 встречах. Это, наверное, вообще рекорд чемпионатов страны. И только три или четыре замены были связаны с повреждениями, полученными Шаповаленко. Нередко Шаповаленко играл первый тайм, а Вайда – второй, или наоборот. Возможно, Фальян таким образом стремился обострить конкуренцию внутри вратарской бригады, развить чувство ответственности у голкиперов. С одной стороны, подобная практика приносила плоды, и Эдуард Васильевич, и Гавриил Иванович ошибались нечасто. Но неопределённость не лучшим образом отражалась на настроении вратарей, да и защитникам постоянно приходилось перестраиваться то под Шаповаленко, то под Вайду.

Тем не менее, пропускал «Зенит» немного. В шестьдесят восьмом ленинградцы поднялись с 19-го места на 11-е, а в шестьдесят девятом шагнули еще на две строчки верх. Не обходилось и без спадов, которые совпадали с некоторыми спадами в игре Шаповаленко. Но в целом Эдуард Васильевич оправдывал надежды тренера. Хотя Фальян считал, что лучшее враг хорошего, и в семидесятом году пригласил в «Зенит» своего старого знакомого по работе в Баку Владимира Косенкова.

Воспитанник «Торпедо» Шаповаленко стал преемником Владимира Востроилова в кишинёвском «Буревестнике» (бывшей «Молдове») и зарекомендовал себя с наилучшей стороны. Останься Эдуард Васильевич в Кишиневе, быть ему легендой молдавского футбола. Но его тянуло в родное «Торпедо». Когда Эдуард вернулся, то обнаружил ворота занятыми Анзором Кавазашвили. Был у Шаповаленко шанс выиграть борьбу за право быть первым номером, но в золотом матче 1964 года  в его воротах побывало четыре мяча, и «Торпедо» проиграло тбилисцам 1:4. Подробности событий в Ташкенте и рассказ о выступлениях Шаповаленко в «Торпедо» появятся в соответствующей главе. В «Зенит» этот 27-летний вратарь пришёл для того, чтобы иметь игровую практику и выйти из тени Кавазашвили. По мнению Фальяна, опытный и мотивированный Шаповаленко должен был стать для ленинградцев вторым Востроиловым.

Вторым Востроиловым Эдуард Васильевич не стал. Хотя играл он надёжно и смело, ошибался нечасто – намного реже, чем Белкин, и «Зенит» с Шаповаленко в воротах выбрался из подвала турнирной таблицы и вернул себе статус крепкого середняка. Но востроиловской харизмы у него не было. Ленинградскими болельщиками голкипер из Москвы расценивался как футболист, приехавший помочь «Зениту» в трудную минуту, но не более того.

Эдуард Васильевич входил в состав ленинградцев и в 1971 году. Но сыграл лишь раз – с минчанами во втором круге. «Зенит» проиграл эту встречу 0:1, и вины 31-летнего Шаповаленко в пропущенном мяче не было. Но в следующем году Эдуард Васильевич уехал из Ленинграда. Сначала в Липецк, где провел два сезона в составе «Металлурга». А потом и в Москву, где стал замечательным детским тренером.

Уроженец Ужгорода Габор (Гавриил) Вайда, с детства мечтал стать вратарём. Кумиром Гавриила Ивановича (или Габора Яношевича) был знаменитый венгерский голкипер Дьюла Грошич. Сам Гавриил Иванович на страницах украинского портала gazeta.ua рассказывал:

Сам венгр по происхождению, хотел быть похожим на него. Помню, как-то приехала в родной Ужгород венгерская футбольная команда. И я, тогда еще девятилетний, обратил внимание на то, что форма полевых игроков одинаковая, а у голкипера особенная. Захотелось и самому отличаться от партнеров по команде.

Играл за раховскую команду на первенство области, заочно учился в Ужгородском университете. Познакомился со студентом ленинградской лесотехнической академии Вилли Оросом. Он родом из Закарпатья. Орос классно играл в нападении. Он и предложил перебраться в Ленинград. Пообещал решить вопрос с армией, в лесотехнической академии военная кафедра была. Я даже экзаменов не сдавал, только написал заявление, а Орос всё сделал.

Во время учебы Гавриил играл в воротах студенческой команды, где и был замечен тренерами «Зенита». Позвали на просмотр к Фальяну, а тот оставил крепкого парня в команде. Так студент-лесотехник в 24 года стал футболистом команды мастеров.

Вежливый и обходительный в обыденной жизни Вайда становился каким-то дьяволом на футбольном поле, вспоминали очевидцы его игры. Играл надежно, красиво, но авантюрно. Любил поймать мяч одной рукой, частенько спорил с арбитрами и покрикивал на партнеров. С Шаповаленко было как-то спокойнее.

Однажды Вайда совершил неординарный поступок. Когда судья назначил в его ворота 11-метровый, ошибочный, на взгляд вратаря. Гавриил Иванович подошел к арбитру и… расцеловал его. За что был награжден желтой карточкой за неспортивное поведение. Но это было уже после ухода Вайды в львовские «Карпаты». В Ленинграде он повздорил с самим Эдуардом Стрельцовым. Вспоминает сам вратарь.

С Эдуардом Стрельцовым, например, у нас недоразумение вышло. Осенью 1968-го играли дома против московского ”Торпедо”. Стрельцов уже вернулся из тюрьмы. Он выходил на ворота, а я, чтобы завладеть мячом, кинулся ему в ноги. Угрозу ликвидировал, однако Эдуард на ногах не устоял и упал мне на спину всей своей массой — 90 килограммов. Я назвал его ”уголовщиной”.

”Что ты сказал?” — сразу набросился Стрельцов на меня. И злоба такая в глазах...

”Эдик", — говорю, — «извини, дорогой”.

До драки не дошло, Стрельцов сдержался. Потом остыл.

”Ладно, забыли», — сказал. Но это столкновение выбило меня из колеи, и я пропустил от Миши Гершковича — опоздал с выходом на перехват. Это опоздание на перехват обернулось для «Зенита» вылетом из Кубка.

Или еще случай. Дубль «Зенита» играет на стадионе имени Ленина (ныне «Петровском»). Матч резервистов собрал приличную аудиторию, более десяти тысяч человек. На стадионе работает комментатор, причем сам Виктор Сергеевич Набутов. В одном из эпизодов Вайда допустил ошибку, что и отметил Набутов, в прошлом отличный вратарь. Сделал это Виктор Сергеевич с присущим ему сарказмом. Вайда же, услышав комментарий, скинул перчатки и направился в комментаторскую будку. Вовремя остановили.

Но при всей своей гиперактивности и нестабильности Вайда был сильным вратарем. Болельщики его любили, да и в олимпийскую сборную приглашали. Но в шестьдесят девятом году, когда олимпийская команда к Играм-72 находилась еще в зачаточном состоянии. Отборочные игры начались в семьдесят первом, ворота сборной СССР защищали многие голкиперы, но Габора Вайды среди них не оказалось.

Вайда был моложе Шаповаленко на четыре года и вполне мог стать преемником. Тем более что Артем Фальян все чаще и чаще ставил его в ворота в шестьдесят девятом. Но Габор ушел во львовские «Карпаты», где провёл три сезона. Но радикулит, поясничного отдела, плюс не самые лучшие отношения с тренером Валентином Бубукиным вынудили Гавриила Ивановича завершить карьеру в 29 лет. Но за ветеранов Вайда играл до шестидесяти с лишним и выглядел в воротах очень недурно.

Обсудить
Все комментарии
ANATOLY KANDAUROV
14 апреля в 00:10
Помню этого парня Вайду именно по играм за ЛТА (Лесотехническую академию) на первенство вузов Ленинграда. Очень сильная команда была, хотя вуз и не очень престижный был в те годы. Мы называли студентов - лесотехников "короеды". Это было шутливое название. Кстати у них был прекрасный для вуза стадион в парке ЛТА. Было приятно, что парень из студенческой команды перешел в Зенит. Но венгры ( мадьяры, как мы их звали очень прилично играли в футбол. Кстати студенческий футбол в те годы в Ленинграде был на очень хорошем уровне. Много ребят из провинции приезжало очень приличных
VAN ARM
VAN ARM ответ Не спартак (раскрыть)
13 апреля в 19:00
оно и наладилось))но давно)))
Не спартак
13 апреля в 18:39
Это не проблема, все наладится.
Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий
Отправить
 
Rambler's Top100