Профессия - следователь

05 ноября 2019, 15:10

«Соккер.ру» знакомит читателей с первым вратарём «Зенита», вернувшимся на поле после тяжёлой болезни.

В воротах «Зенита» нечасто находилось место воспитанникам ленинградского футбола.  Георгий Шорец, Леонид Иванов, Вячеслав Малафеев – всего три основных вратаря-ленинградца (Шореца тоже отнесём к этой категории, но его детство прошло в Забайкалье).  Юрий Окрошидзе, проведший несколько сезонов в первой лиге - четвёртый. Пятый - Михаил Кержаков. И всё. Остальные голкиперы «Зенита» были иногородними.  Кто-то сроднился с клубом, как Владимир Востроилов, Владимир Пронин и Михаил Бирюков, кто-то здорово помог клубу - Александр Ткаченко. Роман Березовский помог питерцам обжиться в российской высшей лиге и выиграть долгожданный Кубок. Но и «Зенит» помог Роману стать одним из ведущих вратарей нашей страны.

Не будет ошибкой утверждать, что история «Зенита», точнее «Сталинца» (клуб носил имя вождя вплоть до 1939 года), во многом начинается с Георгия Шореца, лучшие годы которого пришлись на дочемпионатную эпоху. В первенствах страны Георгий Васильевич сыграл за «Зенит» всего 15 раз, что не мешает ему входить в число великих футболистов питерского клуба.

Чем же был велик Георгий Шорец? В первую очередь своей манерой игры. Очевидцы утверждали, что этот ленинградец одинаково хорошо играл как на линии, так и на выходах. Для него не было неберущихся мячей - мог парировать любой удар. Среди болельщиков ходила легенда о встроенных пружинках в бутсы Шореца. Георгий, слесарь по специальности, якобы смастерил себе специальные пружины, позволявшие ему совершать головокружительные прыжки. Конечно, никаких пружин в обуви вратаря не было, а своей прыгучестью он был обязан природным данным и другому увлечению. До того как стать футболистом, Георгий занимался баскетболом и делал серьёзные успехи.

А еще Шорец отличался смелостью. Георгий шел на мяч с открытыми глазами, бросался в ноги форвардам, выходил на перехваты в, казалось бы, заведомо проигрышных для голкипера ситуациях. И частенько выходил победителем. Доставалось ему изрядно, но таковы издержки профессии вратаря. К сожалению, оборотной стороной этой смелости были частые травмы, которые исковеркали карьеру Георгия Васильевича.

А начиналась эта карьера как в сказке. Уроженец забайкальского городка Верхнеудинск (ныне Улан-Удэ) четырнадцатилетним юношей приехал в Ленинград, где устроился работать на текстильной фабрике имени Степана Халтурина. Учился в ФЗУ и занимался спортом, особенно любил баскетбол.  О фабричной футбольной команде Шорец даже не мечтал, ведь ее ворота защищал сам Николай Савинцев, один из сильнейших ленинградских вратарей того времени, привлекавшийся в сборную СССР.

Но однажды команда фабрики Халтурина недосчиталась нескольких футболистов. В том числе и Савинцева. Поэтому в срочном порядке пришлось рекрутировать юных игроков. Так позвали 14-летнего Петра Дементьева, а тот уже привел за собой 16-летнего товарища Жору Шореца. Двум самым юным участникам той встречи суждено было стать выдающимися игроками.  Шорец тогда раз за разом удивлял своих товарищей тем, что отбивал такие удары, с которыми вряд ли справился бы сам Савинцев.

Но команда фабрики Халтурина не считалась ведущей в городе, более того, она играла в третьей группе чемпионата Ленинграда. Для того чтобы расти, Георгию нужно было переходить в более солидный коллектив. В начале тридцатых годов хорошая футбольная команда была у завода имени Сталина. Шорец устроился на завод слесарем  и получил возможность защищать  ворота будущего «Сталинца»-«Зенита».

В двадцать один год Георгий стал вратарем сборной Ленинграда, это с учетом того, что ещё играли и Николай Соколов, и Николай Савинцев.  Молодой голкипер становится известен за пределами города. В 1934 году Шореца признали лучшим вратарем Союза и наградили именными часами. А в 1935 году Георгий Васильевич в составе сборной СССР отправился в турне по Турции. Отыграл Шорец отлично. В одном из матчей отразил два пенальти, пробитых турецким форвардом Вахабом.

Шорецу – двадцать пять лет. Взлет карьеры, пик популярности. И тут тяжелая болезнь – инсульт, ставший следствием ударов, полученных на футбольном поле. Георгий заново учился ходить. Какой уж там футбол. Георгий приходил на матчи «Сталинца» с палочкой и смотрел, как играют его товарищи. А сам, в тайне от знакомых, занимался гимнастикой, разрабатывал пораженные недугом руку и ногу. И произошло чудо. Уже весной 1937 года в воротах «Сталинца» появился любимец ленинградских болельщиков Георгий Шорец.

Конечно, последствия болезни давали о себе знать. Шорец был уже не так прыгуч и подвижен. Играть в команде группы А было уже сложно, а быть тенью былого Шореца Георгию не хотелось.  Четыре пропущенных мяча в домашней игре со «Спартаком», семь от киевлян тоже дома. С прежним Шорцем такого не случалось. Отыграв за «Сталинец» семь матчей в чемпионате-38 (19 пропущенных мячей), Георгий Васильевич перешёл в «Динамо», где как-то тихо сошёл со сцены.

Когда началась Великая Отечественная война, Георгий Васильевич добровольцем отправился на фронт. Защищал Ленинград на Ориенбаумском плацдарме, был снайпером. В мае 1942 года вместе с другими футболистами был на время отозван с фронта для участия в блокадном матче. В одном из боев старшина Георгий Шорец был тяжело ранен.

Георгий Васильевич вернулся в большой футбол в августе 1945 года. Получил травму основной голкипер ленинградских динамовцев Виктор Набутов, и 34-летний Шорец пришел на выручку. 19 августа 1945 года «Динамо» победило «Локомотив» в Москве со счетом 2:0.  Вратарь ленинградцев был одним из лучших. Словно и не было многолетней паузы. В следующей встрече динамовцы обыграли киевских одноклубников на их поле, и снова Шорец отыграл на ноль. А затем  ленинградцы обыграли в Москве бронзового призера «Торпедо» со счетом 4:1. После этой победы Шорец, пропустивший в трёх мячах один мяч, уступил место в воротах Набутову, который восстановился после травмы.

В сорок шестом году ленинградцы вновь прибегли к услугам Георгия Васильевича. После очень жесткого матча с «Торпедо» динамовцы лишились двух вратарей – и Набутова, и Василенко. Последний и вовсе получил очень серьёзное повреждение, угрожавшее жизни спортсмена – перелом шейного позвонка. Пришлось Шорецу становиться в ворота. Ветеран помог ленинградцам добиться почётной ничьей с ЦДКА, обыграть «Спартак» и «Торпедо». Всего же на счету Георгия Васильевича оказалось десять матчей, в которых он пропустил десять мячей. Во многом благодаря голкиперу «Динамо», как и в 45-м, заняло пятое место – лучший результат в истории.

Чемпионат-47 стал последним в спортивной биографии Георгия Шореца. Георгий Васильевич не слишком удачно сыграл стартовый матч в Сталинграде – 0:3, потом появился в воротах с киевлянами и пропустил не самый сложный мяч от давнего приятеля Пеки Дементьева. Так игру вратаря охарактеризовало издание «Вечерний Ленинград»:

Шорец стоял в воротах без прежней уверенности. Новые правила требуют от вратаря агрессивной игры и хорошей ориентировки на поле.

Далее игра с ЦДКА, в которой Шорец допустил промах на выходе.  В том сезоне он нечасто защищал ворота ленинградцев, но почти в каждой игре ему сопутствовали неудачи. Георгий Васильевич понял, что пора уходить. Что он и сделал. Звание заслуженного мастера спорта СССР Георгий Шорец получил уже после завершения выступлений в большом футболе.

Великий вратарь ушел работать в милицию, причем в уголовный розыск. Работал до преклонных лет, раскрыл немало дел, дослужился до подполковника. Умер Георгий Васильевич Шорец  10 апреля 1988 года на 78-м году жизни.

В материале использованы выдержки из книги Олега Лыткина «Наши вратари».

Недавно «Соккер.ру» вспоминал, как Лев Яшин стал основным вратарём в «Динамо» и принёс своей команде золотую медаль чемпионата СССР.

СССР. Высшая лига 1945  История футбола  Зенит  СССР  Шорец Георгий
Источник: Soccer.RuФото: cnopm.ru
Поделиться
Обсудить
Все комментарии
Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий
Отправить
 
Rambler's Top100