Легионер номер один

02 апреля 2020, 15:29
00:00 / 00:00

«Соккер.ру» вспоминает нападающего ЦДКА Бориса Коверзнева, который проложил путь в чемпионат Германии.

Кто был первым советским футболистом, уехавшим играть за рубеж? Если официально, то полузащитник «Спартака» и «Торпедо» Сергей Шавло, заключивший профессиональный контракт с венским «Рапидом». Но ведь за семь лет до Шавло в «Рапиде» обосновался зенитовец Анатолий Зинченко. Да не просто обосновался, а был напарником легендарного Ганса Кранкля. Однако в 1977 году в США уехал вратарь ереванского «Арарата» Аветис Овсепян. За клубы НАСЛ Овсепяну поиграть не довелось, но зато он защищал ворота клуба «Лос-Анджелес Скайхокс» из второй по значимости американской лиги. Через год Овсепян вернулся в Союз, где провёл еще несколько сезонов в «Арарате». И это в разгар «холодной войны»! Видимо, не таким уж железным был пресловутый железный занавес.

Но задолго до того, как Овсепян задумал свой отъезд в Калифорнию, наши футболисты вовсю гоняли мяч за границей. А именно в низших лигах чемпионата ГДР. Официально советские игроки считались бойцами группы советских войск в Германии и входили в клуб СКА ГСВГ. Что не мешало им играть за немецкие второразрядные клубы.

Чем же привлекали неказистые немецкие командочки весьма сильных игроков ЦСКА и ростовского СКА? Уровень футбола там был низок, и наши армейцы, среди которых были и бывшие игроки сборной СССР, чувствовали себя там королями. Вряд ли игра доставляла им большое моральное удовлетворение. Но ехали в Германию не за футболом. Служба в ГДР – витрине социализма – это возможность поправить своё материальное положение, доступность дефицитных в Союзе товаров и просто смена обстановки. И единственным на тот момент легальным способом осуществить подобные перемены, — поиграть в зарубежном чемпионате. Пусть и в несильном. Помогала подобная практика и ЦСКА с ростовчанами. Многие игроки с охотой шли в армейские коллективы и оставались служить дальше ради перспективы поиграть в Германии.

Выступления армейцев в ГДР до сих пор окутаны тайной. Все они были людьми военными, а стало быть не могли распространяться о своей службе даже в дружественной нам стране. Да и сейчас большинство армейских ветеранов говорят с большим удовольствием о своих выступлениях за ЦСКА или СКА, а вот «гэдээровский» период вспоминают с неохотой. Большинства клубов, за которые играли наши, уже нет, как и самой ГДР, не сохранилось и протоколов матчей с участием советских игроков. Не забывайте, что наши футболисты выступали в не самых сильных командах.

Через СКА ГСВГ прошло несколько десятков советских футболистов. Но самым первым был трёхкратный чемпион СССР в составе ЦДКА, нападающий команды лейтенантов Борис Коверзнев. Борис Филиппович уехал служить (и играть) в социалистическую Германию в 1956 году.

Так уж получилось, что современное поколение болельщиков знает о Борисе Коверзневе меньше, чем об его знаменитых товарищах. Всё-таки в годы расцвета ЦДКА он был шестым в списке армейских форвардов – после великолепной пятёрки — Григория Федотова, Всеволода Боброва, Валентина Николаева, Алексея Гринина и Владимира Дёмина. Да и перевёлся в Москву только в 1948 году. Но при этом Борис был очень интересным нападающим. Очень скоростным, едва ли не самым быстрым в послевоенном футболе, смелым, техничным. Коверзнев обладал хорошим ударом. И, конечно, изюминкой армейца была игра головой – Борис нередко бил в падении по низколетящему мячу. Риск получить бутсой по лбу был немаленьким, зато для вратарей такие удары были неберущимися. Позвольте процитировать Валентина Николаева: «Борис, игравший прежде в команде Туркестанского военного округа, пришелся ко двору: он обладал хорошей скоростью, великолепным рывком, что позволяло ему „как стоячих“ обходить соперников, умел пробить по воротам. В сорок девятом он не в полной мере использовал свои способности, но уже в следующем сезоне с 21 забитым голом стал лучшим бомбардиром команды. Только вот с техникой Коверзнев не совсем в ладу. Случалось на тренировках, когда ему доставалось „водить“ в квадрате, настолько выматывался, что просил Аркадьева освободить его от этой роли. Однако в игре свой недостаток в технике Борис компенсировал, и небезуспешно, скоростными качествами, хлёстким ударом».

Борис Коверзнев родился на Брянщине, в небольшом городке Бежица. Там и начинал заниматься футболом. Играл за местный клуб «Джержинец». Во время Великой Отечественной войны Борис Филиппович просился на фронт, но был отправлен учиться в Ташкент, в эвакуированное в столицу Советского Узбекистана военное училище. Повоевать лейтенанту Коверзневу так и не довелось. Во время учёбы он не забывал играть в футбол, и вскоре прославился на весь округ. После войны Борис Филиппович выступал за ташкентский ОДО. Естественно, в главной армейской команде узнали про бомбардирские подвиги нападающего. Наставник ЦДКА Борис Аркадьев настоял на переводе Коверзнева в столицу.

Эпоха великой пятёрки двигалась к концу. В 1949 году закончил играть Григорий Иванович Федотов. Всеволод Бобров не смог отказать своему другу Василию Сталину и перешёл в ВВС.  Получил травму Владимир Дёмин. Вот тут и пробил час невысокого, но очень шустрого блондина. В 1949 году Коверзнев прочно закрепился в основном составе команды лейтенантов, а в следующем сезоне стал её лидером. Снова обратимся к воспоминаниям Валентина Александровича Николаева. «Постепенно, от матча к матчу, поднимался в их глазах, как теперь говорят, рейтинг Бориса, а к концу чемпионата он и вовсе стал всеобщим любимцем. Игра  Коверзнева в центре – стремительная, азартная – все больше нравилась зрителям, к тому же наш форвард, как оказалось, любил и умел забивать голы, проявил себя настоящим бомбардиром. С 21 забитым мячом он стал в итоге лучшим снайпером чемпионата. Дотошные болельщики тут же провели приятную для себя параллель: в предыдущем чемпионате лавры первого бомбардира снискал завершавший карьеру Федотов – 16 мячей. Так что правомерность введения Коверзнева в грозную пятёрку нападения ЦДКА любители футбола признали безоговорочно».

В 1951 году армейцы сделали дубль, а Коверзнев забил в финале возмутителям спокойствия – команде города Калинина. Тогда Борис Филиппович еще не знал, что забивает будущим одноклубникам. В 1952 году ЦДКА был расформирован из-за неудачи советских футболистов на Олимпиаде. Коверзнев не ездил в Хельсинки, но горькую чашу испил вместе со всеми. Нападающий отправился играть в Калинин. Потом был тбилисский ОДО (окружной дом офицеров – предшественник СКА). В 1955 году 34-летний футболист вернулся в возрождённый ЦДКА, но практически не играл. А через год капитан Коверзнев получил назначение и отправился служить в ГДР. Был игроком, а потом и тренером, — возглавлял сборную ГСВГ на турнире армейских команд. Но на этом тренерская карьера Коверзнева завершилась. Продолжилась воинская служба.

В семидесятые годы майор Коверзнев был заместителем военного коменданта Оренбурга. Всем, кому довелось служить рядом с Борисом Филипповичем, знали его как грамотного офицера и замечательного человека. И долгое время никто из сослуживцев не догадывался, что перед ними известный футболист, один из тех знаменитых лейтенантов.

Конечно, Бориса Коверзнева можно назвать первым советским легионером с большой долей условности. Сведений об его выступлениях в Германии нет. Но давайте всё же будем считать первым советским футболистом за рубежом именно этого замечательного и несправедливо забытого нападающего.

P.S. Борис Филиппович Коверзнев был первым, пусть неофициальным, советским легионером.  Но за полвека до него в Бельгии играл первый представитель Российской империи. О нём как нибудь в другой раз.

Обсудить
Все комментарии
Правдин Семён
02 апреля в 23:15
В данный момент Олег, пожалуй, лучший спортивный журналист страны. Ведь пишет все еще о футболе, а не вирусах и т.п.
Roger Young
02 апреля в 21:48
хорошая статья. Спасибо Олегу в сотый раз. Только твои статьи в последнее время и читаю.
gwynb1eidd
02 апреля в 20:01
Хорошая статья!
Zenit_84
02 апреля в 15:32
иНТЕРЕСНО
Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий
Отправить
 
Rambler's Top100