В воротах «Зенита». Золотой мальчик

19 апреля 2020, 12:25
00:00 / 00:00

«Соккер.ру» продолжает рассказывать о вратарях ленинградского клуба. На очереди Юрий Окрошидзе и Андрей Заикин.

Было бы несправедливо сказать, что Юрий Окрошидзе зарыл свой талант в землю. Юрий Александрович состоялся как вратарь. В его биографии были хорошие сезоны в «Соколе», «Рубине», «Уралане». Он сыграл более сотни сухих матчей в первом дивизионе – очень непростом турнире, был кумиром саратовских болельщиков. Но всех авансов, выданных в юности, Юрий не оправдал. Ожидалось, что он станет вратарем сборной, одним из сильнейших голкиперов в нашем футболе. Но пришлось довольствоваться лишь ролью первой величины первой лиги. Можно провести параллель с Робертино Лоретти. Который, будучи мальчишкой, покорил весь мир своим чудесным голосом, а когда вырос, стал не самым известным даже в Италии певцом.

Основная причина того, что потенциал Окрошидзе был реализован едва ли ни на четверть, состоит в том, что Юрий просто пересидел в запасе. Он был из молодых и ранних, ему нужен был скороспелый дебют, как Дмитрию Харину или Игорю Акинфееву. Ждать своего часа годами, как Вячеслав Чанов или Александр Уваров, он не мог. И поэтому дебют в 22 года, когда иные голкиперы только мечтают об основе, оказался для Юрия запоздалым. Для примера, тот же Михаил Бирюков стал основным голкипером «Зенита» в 24 года.

Но Бирюкову и многим другим вратарям, заигравшим сравнительно поздно, было легче. Их мало кто знал, и на них не давил груз ответственности «крестника Пеле» или «второго Яшина». Серебро юношеского чемпионата Европы и золото мирового первенства сослужили Окрошидзе не самую лучшую службу, как и блестящее будущее, предсказанное Пеле. Тогда в 1987 году у нас очень серьёзно относились к прогнозам Короля футбола. Это потом выяснилось, что оракул из Пеле никудышный. Поэтому справедливые похвалы, розданные шестнадцатилетнему Юре, не помогли, а напротив, помешали стать ему великим вратарем. Он стал знаменитым, но применения этой знаменитости найти не смог. 

Окрошидзе был обречен на повышенное внимание к собственной персоне. Никакого звездняка у Юры не возникло. Но повышенное внимание со стороны прессы не могло не отразиться на голкипере. Сначала он слышал только комплименты в свой адрес. Но дебют все откладывался и откладывался, а восхищение молодым вратарем стало переходить в скепсис. Что же за талант такой, что никак пробиться не может? Сам Юрий ничем ответить не мог. Играл за дубль, в товарищеских матчах, во второстепенных турнирах. Но во всех главных матчах ворота защищал Бирюков.

Кроме того, взросление Юрия пришлось на очень непростой период в истории клуба. В конце восьмидесятых «Зенит» играл безобразно, в итоге доигрался до вылета. Но безобразно играл «Зенит», а не Бирюков. К Михаилу Юрьевичу претензий не было ни у Павла Садырина, ни у его последователей. Более того, если бы не Бирюков, ленинградцы могли бы вылететь и раньше. И менять в такой ситуации опытного и мощного голкипера на хрупкого, пусть очень одаренного, но совсем юного вратаря было бы верхом авантюризма. Да и этическая сторона тут имеет не последнее значение. Как бы тренер объяснил еще не совсем старому Бирюкову причину такой рокировки? И как бы это было воспринято коллективом, как повлияло бы на атмосферу в команде? 

Возможно, Юрию следовало бы сменить клуб. Как оказавшемуся в похожей ситуации Станиславу Черчесову. Ушёл дублер Дасаева в «Локомотив», сбросил там с себя все вериги, почувствовал игру и стал одним из сильнейших вратарей нашей страны. Но Окрошидзе любил свой город, свой клуб, да и молод он был для отъездов. Тем более когда обстановка в стране начинала изрядно портиться. Были ли у Юрия предложения? Скорее всего, были. Известно о звонке Давида Кипиани из Тбилиси. Давид Давидович, будучи тренером тбилисского «Динамо», захотел видеть чемпиона мира среди юношей в своей команде. Кипиани начал разговор по-грузински, но Юрий, несмотря на свою фамилию, языком не владел. Вряд ли это стало причиной срыва перехода. Впрочем, о несостоявшемся переходе вряд ли стоило жалеть. Уже в девяностом году грузинские клубы прекратили выступления в чемпионатах СССР, стали вариться в собственном соку, а большинство футболистов негрузинского происхождения покинули независимый чемпионат.

Время шло, «Зенит» ветшал, а Окрошидзе, не имея практики, постепенно превращался во второго Приходько. С той лишь разницей, что Сергей Александрович не особо тяготился ролью запасного вратаря, а Юрию хотелось проявить себя. Но сидение в запасе давало о себе знать. В девяносто первом Окрошидзе на тренировках уступал не только Бирюкову, но и приехавшему из Ростова Андрею Заикину. Когда же «Зенит» провалился и в первой лиге, а Бирюков уехал в Финляндию, основным голкипером стал именно Заикин. Несколько встреч в предпоследнем союзном чемпионате Юрий Александрович все же сыграл. В последнем же опять оказался не у дел.

В девяносто втором году из-за распада Союза «Зенит» вместо второй лиги нежданно-негаданно оказался в высшей. Петербуржцы начали сезон с Заикиным, тот пропустил 10 мячей в двух матчах и уступил место в воротах. Но не Окрошидзе, а приглашённому из «Памира» опытному Андрею Мананникову. Юрий же снова остался вторым (тяжелая болезнь выбила Заикина из обоймы). Играл нечасто и неудачно. Один матч с «Асмаралом», в котором Юрий пропустил восемь мячей, мог окончательно погубить его как вратаря. К счастью, этого не произошло.

«Зенит», несмотря на все усилия Мананникова, вылетел из высшей лиги, а Андрей перешёл в «Ротор». И вот оно пришло время Окрошидзе. Юрий получил то, чего ему так не хватало – доверие тренера и игровую практику. Вячеслав Мельников дал понять, что в «Зените» существует четкое разделение вратарей: Окрошидзе – основной, Андрей Александров – второй. И этот баланс не был нарушен даже после того, как Окрошидзе неважно сыграл в домашней встрече с пермской «Звездой» (1:5). И Юрий постепенно разыгрался, а вместе с ним и «Зенит». В том чемпионате Юрий грубо ошибся, пожалуй, раз. В домашней игре с «Шинником» питерцы вели 2:1, но потом в течение минуты пропустили два гола. Второй из них и третий в матче стал результатом промаха зенитовского вратаря, нерасчетливо вышедшего на перехват. Проигрыш 2:3, из-за которого «Зенит» занял второе, а не первое место в группе «Центр». В высшую лигу вышла победительница зоны тольяттинская  «Лада», а петербуржцы остались во втором эшелоне. Что привело к серьезной депрессии клуба в девяносто четвертом. А из событий девяносто третьего отмечу матч «Зенита» с одноклубниками из Челябинска, когда в ворота гостей было назначено 5 (!) пенальти. Из них забито было три. Юрий тоже подходил к точке, но переиграть коллегу Михаила Герасина не смог. Не получилось у Окрошидзе стать первым в истории клуба вратарем-голеадором.

Девяносто четвертый год стал неудачным для «Зенита». Клуб занял 13-е место в первой лиге, даже не претендуя на возвращение в высшую лигу. Но Юрий отыграл очень здорово и был заслуженно признан лучшим игроком команды. Но вот какой парадокс. Когда после возвращения Павла Садырина в девяносто пятом «Зенит» наконец-то пошел на поправку, Окрошидзе потерял место основного голкипера. Вернулся Приходько, пришел вечный странник Евгений Корнюхин, молодой Роман Березовский получил больше практики. А Окрошидзе относился к тому типу вратарей, на которых конкуренция действует угнетающе. Вторую половину сезона Юрий провел в аренде у «Смены-Сатурна».

«Зенит» вернулся в высшую лигу и освоился там. Сезон начали Приходько с Березовским, но постепенно Окрошидзе вернул себе место в воротах. Играл хорошо, пока не получил травму. Пока лечился, в воротах обжился Роман Березовский. Юрий понял, что из «Зенита» пора уходить. В девяносто седьмом году Юрий Окрошидзе защищал ворота саратовского «Сокола». Потом были «Рубин», ЦСКА, где судьба снова свела Окрошидзе с Павлом Федоровичем, «Уралан», снова «Сокол» и ростовский СКА. В 2006 году 36-летний голкипер принял решение завершить выступления. Вот так и прошла карьера золотого мальчика. Чемпионом не становился, Кубков не брал, в сборную не привлекался. Оставил о себе хорошую память в городах, где играл, но не более. Грустная история.

Юрий Александрович вернулся в Санкт-Петербург, и вот уже несколько лет он работает с молодыми голкиперами «Зенита». Хочется верить, что из него получится незаурядный тренер. Ведь поучиться у Окрошидзе можно очень многому.

Андрей Заикин. Этот одарённый вратарь не успел толком поиграть ни в «Зените», ни вообще. Ибо прожил он всего 24 года. На одной из тренировок Заикин получил сильный удар мячом в пах, после которого у вратаря стал стремительно развиваться рак яичек. Спасти молодого человека не удалось. Повторилась трагедия, произошедшая в семидесятые годы с другим вратарем «Зенита» – Александром Волошиным. Который, как и Заикин, также пришёл из Ростова.

Андрей – воспитанник ташкентского футбола. Начинал в «Пахтакоре», свой первый матч провел 17-летним юношей. Затем уходил в клуб второй лиги «Зарафшан», оттуда был призван в армию и проходил службу в ростовском СКА. В двух ростовских сезонах Заикин играл довольно часто, хотя и основным не был. Демобилизовавшись, Андрей отправился в Ленинград, куда его пригласил Анатолий Коньков. После ухода Конькова и большинства пришедших с ним футболистов, Заикин остался в Ленинграде. Сменивший Конькова Вячеслав Булавин подыскивал преемника Бирюкову и, видимо, не слишком верил в Окрошидзе.

В девяностом Андрей провел восемь матчей, причем отыграл неплохо. Особенно осенью, когда на протяжении трех матчей не пропускал, и лишь в четвертом матче с тюменским «Геологом» не смог отразить удар Виктора Леоненко. Да и в первом круге Андрей успел отличиться в Тирасполе, когда парировал 11-метровый. В девяносто первом Юрий Морозов отправил Андрея в аренду в Ригу, где Заикин и провёл первый круг. Причем тренировался Андрей с «Зенитом», а в Ригу ездил только на игры.

Во втором круге Андрей вернулся в город, вернувший себе историческое название. Провел три матча, два не слишком удачных – с «Новбахором» (0:3) и сухумским «Динамо» (1:4). Заключительная встреча с «Ростсельмашем» (6:0) никак не могла повлиять на печальную судьбу питерцев – вылет из первой лиги. Но «Зенит» избежал падения. Напротив, оказался в высшей лиге. Но не союзной, а российской. СССР распался, и «Зенит» оказался в элите российского футбола, которую составили клубы союзных высшей и первой лиг, в том числе новички и неудачники последней.

Вячеслав Мельников, сменивший Юрия Морозова, доверил Заикину ворота «Зенита» в двух стартовых матчах первого чемпионата России – с «Асмаралом» и «Ротором» – 2:4 и 1:6. В двух матчах Андрей пропустил десять мячей, после чего уселся в запас. Наверное, у него бы был шанс исправить свои показатели, если бы не неизлечимая болезнь. 

«Тяжёлая и неизлечимая болезнь помешала Андрею раскрыть свой вратарский талант. Профессионал до мозга костей, он до последней стадии вкалывал на тренировках, но силы покидали его. Долгое время никто не мог понять, почему это происходит. Воспитанник узбекского футбола Андрей Заикин  оставил о себе в нашем городе добрую память, как спортсмен и как человек. Было ему 24 года...»  – написано на официальном сайте «Зенита».

Дмитрий Михайлов входил в заявку «Зенита» на протяжении трёх сезонов – с 1992 по 1994 год, но так и не сыграл за основной состав. Дальнейшая карьера Дмитрия проходила в Поволжье, в клубах первого и второго дивизионов.

Обсудить
Все комментарии
Zenit_84
19 апреля в 16:53
Жаль Андрея Заикина((( Земля пухом...
ANATOLY KANDAUROV
ANATOLY KANDAUROV ответ Олег Лыткин (раскрыть)
19 апреля в 15:01
По моему все интересные. Во всяком случае в вашем изложении узнаешь много интересного. Того, что не видел и не знал.
Олег Лыткин
19 апреля в 14:43
Завтра будет интересный вратарь.
VAN ARM
19 апреля в 14:10
молодец! держишь марку! жду продолжения
Zenit_84
19 апреля в 12:29
Смотрел вооочию на Юру в Соколе
Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий
Отправить
 
Rambler's Top100