Из гуляки-парня в тихие евангелисты. А после ЦСКА – только «Сан-Каэтано»

23 июня 2020, 14:43
00:00 / 00:00

Завершаем описание зигзагов судьбы Марио Фернандеса.

«В России нашел Бога»

Главным, что помогло Марио Фернандесу круто изменить свою жизнь, стала вера в Бога. Как ни странно, чтобы ее обрести, ему пришлось оказаться почти на противоположном от родины конце земного шара. Хотя примеры ежедневного общения с Господом и следования его наказам он видел с детства в собственной семье. «Моя семья была из церковных прихожан, они очень много времени проводили в церкви. В отличие от меня. На протяжении многих лет я не следовал слову божьему – так, как это делаю теперь. Я пил много алкоголя, ночевал в клубах, прогуливал тренировки. Но когда перебрался в Москву, узнал, что здесь есть бразильская церковь. И люди там мне очень помогли. Я начал читать Библию, быстро менялся и в итоге стал совершенно другим человеком». Можно, конечно, счесть случайностью, что Фернандес в далекой России встретил своего соотечественника Майкона и тот предложил ему зайти в храм и помолиться Богу. Но можно увидеть в этом и промысел Господа, который понял, что юноша созрел для восприятия истинных ценностей и серьезного размышления над своим будущим, и теперь надо лишь слегка направить его.

«Бразильская церковь» — это протестантский евангелистский храм. Почти 90% жителей родины Марио считают себя христианами, при этом католическую религию, которая еще в 1822 г. стала государственной, исповедуют, по данным проведенной несколько лет назад переписи, 123 млн человек из более 200 млн населения. Сегодня церковь от государства отделена, а самым крупным ответвлением католицизма является как раз протестантизм, которого придерживаются более 40 млн человек. В свою очередь, евангелизм — самое многолюдное течение бразильского протестантизма. И хотя для православия все эти ответвления, по большому счету, еретические, они сохраняют принадлежность к христианству, и среди их приверженцев немало людей искренних в своей вере в Господа и старании жить по его заветам. Марио именно из их числа, и для него не столько важны были эти религиозные особенности, сколько возможность наконец-то найти опору в своих отношениях с непростой и полной соблазнов окружающей действительностью. Поэтому когда церковь, которую он посещал каждую неделю, перестала действовать, Марио, не смутившись, понес свои печали, радости и надежды в православный храм.

При этом о своей принадлежности именно к евангелистам Фернандес не забывает и всегда упоминает об этом в разговорах о вере: «Я не католик. Я евангелист. Мы основываемся в жизни и служении только на канонической Библии. Раньше я... любил тусовки и постоянно зависал в барах и ресторанах. Но сейчас – только церковь. Для меня важно поблагодарить Бога за всё, что он мне дал. При этом я уважаю все течения в христианстве, ведь все мы верим в Бога». Кстати, евангелизм очень распространен среди бразильских футболистов и спортсменов в целом. Возможно, это связано с привлекательным для сильных духом атлетов акцентом на победе над самим собой и духовном возрождении личности. А также с очень активной миссионерской деятельностью евангелистов. Евангелические телепроповедники в своем усердии нередко используют самые современные способы саморекламы и стремятся достичь не меньшей популярности, чем представители спорта и шоу-бизнеса. Любопытно, что в той же Бразилии католики считают евангелистов слишком агрессивными. Впрочем, к искренней вере в Бога все это не имеет существенного отношения.

Для Марио Фернандеса вера — это то, что дало ему силы перебороть плохие привычки и стать уважаемым человеком и отличным футболистом. «Когда играл за „Гремио“, у меня было неправильное отношение к жизни. Я только хотел ходить на тусовки. После них мог играть, но не чувствовал себя счастливым. А в России нашел Бога. И он мне помогает, благодаря ему я в сборной снова... Я никакой не святой. Я иногда совершаю ошибки, как и любой человек. Но я многое понял и от многого отказался... На протяжении многих лет я не следовал слову божьему – так, как это делаю теперь...Но спустя годы бог меня поменял, и я стал другим человеком». Теперь перед матчами Марио слушает свою любимую евангельскую музыку. Молится, чтобы все остались живы-здоровы и никто не получил травму. И уверен, что «без Господа мы никогда бы ничего не выиграли».

«Господь уже сейчас знает, кем я стану»

Ни один иностранец никогда не сможет стать полностью своим в чужой стране. Это — аксиома. Но можно стать максимально «не чужим». Марио Фернандес на пути к этому прошел уже намного больше, чем любой другой когда-либо игравший в России легионер. Связывает ли он и всю оставшуюся жизнь с нашей страной? Сам он не прочь поговорить на эту тему и готов предположить, что так оно вполне может случиться. «Почему нет, у меня в России все супер... Откровенно говоря, я не представляю себя теперь в футболке другого клуба. Душой и сердцем я в ЦСКА, здесь всё для меня родное – и команда, и болельщики, и стадион. В ЦСКА столько сделали для меня, и я всем благодарен... Здесь я очень комфортно себя чувствую: меня здорово приняли, я быстро адаптировался и не собираюсь уходить. Готов играть за ЦСКА столько, сколько посчитает нужным руководство клуба».

Он достиг такого уровня мастерства и такой степени единения с товарищами по сборной, что ни у кого уже не возникает сомнения, а стоило ли делать этого иностранца россиянином и включать в национальную команду. Президент ЦСКА Евгений Гинер не сомневается в игровых и человеческих качествах бразильца: «Про Марио я всегда говорил, что он — великий игрок, звезда. И сейчас это подтвердилось на уровне чемпионата мира. Он вошел в символическую сборную турнира, это огромный результат. Если будут по нему предложения, то его можно отпустить. Чтобы он поиграл в зарубежном чемпионате, показал себя. Я не знаю, куда ему еще можно расти, но уверен, что это возможно. Марио сам просился играть за Россию, имея при этом приглашение из сборной Бразилии. Фернандес любит Россию. Мне кажется, что когда он закончит карьеру, то останется жить здесь. Он не из тех, кто уедет за границу и больше никогда не приедет в сборную. Его официально и неофициально можно назвать россиянином».

И все же Марио Фернандес остается бразильцем, как бы ни была ему близка Россия. Родина всегда будет в сердце. На память приходит история с испаноязычным игроком, который в советское время почти 20 лет играл за московский клуб «Торпедо», был его капитаном и даже включался в состав олимпийской сборной СССР. Это — баск Августин Гомес, семья которого перебралась в Россию в 1937 г., спасаясь от ужасов гражданской войны в Испании. Но и он, как только появилась официальная возможность вернуться на родину, сделал это. Говорят, правда, что это возвращение было частью плана советской разведки по внедрению своего агента. Марио — человек другой эпохи, и в Бразилии, слава Богу, нет никакой гражданской войны. Путь на родину для него открыт всегда.

В Москве у него часто гостит мама, которая готовит сыну его любимые бразильские блюда. Нередко приезжают и другие родственники, был даже отец, но московский климат показался ему слишком суровым. Фернандес обожает Пеле, считая его лучшим футболистом всех времен. Все отпуска проводит в своем Сан-Каэтану: «У меня там вся семья, лучшие друзья. Люблю и в пляжный футбол играть, и в волейбол». А своим любимым цветом называет синий. Почему? Можно только предположить: ведь синий — основной цвет футболок клуба его юности «Сан-Каэтано», а символ команды — большая синяя птица, которую сами игроки считают птицей счастья. И у Марио есть мечта еще когда-нибудь сыграть за свой первый клуб: «Сейчас я не хочу возвращаться в чемпионат Бразилии. Хочу остаться в России как можно дольше. Если удастся, то закончить карьеру тут. Когда перестану выступать на профессиональном уровне, то поиграл бы за „Сан-Каэтано“».

А в общем, в вопросах о своем будущем Марио полагается на Господа. Единственное, в чем он точно уверен, так это в том, что не будет тренером. А вот перспектива стать монахом его совершенно не пугает: «Почему нет? Я пока не задумывался. Но, возможно, уйду в церковь. В любом случае Господь уже сейчас знает, кем я стану».

Обсудить
Все комментарии
Espana-Deutschland
25 июня в 21:34, ред.
Спасибо за статью, но вот это неверная формулировка: "самым крупным ответвлением католицизма является как раз протестантизм, которого придерживаются более 40 млн человек". Да, протестанты когда-то отпали от Католической Церкви, но отпав от нее они перестали быть ее частью, и поэтому не являются ее ответвлением, собственно Марио и сам это говорит: "Я не католик, я евангелист", потому что это разные вещи.
112910415
24 июня в 21:26
хороший парень
Obdulio Varela
23 июня в 15:09
Очень любопытная инфа
Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий
Отправить
 
Rambler's Top100