«Рука Бога» и гражданин Южной Кореи. История карьеры торпедовца Сарычева

04 августа 2020, 13:30
00:00 / 00:00

«Соккер.ру» продолжает рассказывать о вратарях московского «Торпедо». На очереди Валерий Сарычев, дважды выигрывавший с автозаводцами бронзовые медали.

Про Валерия Константиновича вы уже читали и не раз. И в армейском цикле, и в нескольких статьях блога «Бригада», посвящённых сильнейшим голкиперам 80-х и 90-х. На этот раз вас ждёт персональное дело замечательного вратаря.

Он отыграл в воротах 26 лет. И за эти двадцать шесть лет судьба преподносила разные неожиданности – хорошие и не очень. Бывали моменты, когда казалось, что всё, кончился Валерий Сарычев. А он вдруг снова отвоёвывал место в воротах и играл краше прежнего. И так было не раз. Вместо того чтобы закончить карьеру, он уехал в далёкую страну. Хотел заработать, а стал легендой местного футбола.

А ведь Валерий мог стать скрипачом. В детстве он занимался в музыкальной школе, причем не без успеха, но желание играть в футбол оказалось сильнее. Восемнадцатилетним юношей он дебютировал в воротах «Памира», — очень крепкой команды первой лиги, а уже в восемнадцать был основным вратарем душанбинцев. Это при том, что конкуренты у юноши были весьма недурны – Владимир Тростенюк и Станислав Карасёв высоко котировались в союзной первой лиге. К двадцати одному году Валерий сыграл около сотни матчей за «Памир». Покидать столицу Таджикистана Сарычев не планировал, но подошло время служить в армии. Валерий отправился в ЦСКА, где стал дублёром своего тёзки Новикова. В армейском клубе Сарычев сыграл четыре встречи в чемпионате-81, а потом на тренировке повредил обе руки. В следующем сезоне в ЦСКА на него не слишком рассчитывали, – если не играл Новиков, то тренер Олег Базилевич ставил в ворота Юрия Шишкина. К счастью, к моменту призыва Валерий успел закончить ВУЗ, и поэтому срок его армейской службы составил год, а не два. Поэтому пребывание в Сарычева в ЦСКА ограничилось одним годом и четырьмя встречами.

Высокий, подвижный, хорошо читающий игру Валерий Сарычев ещё будучи вратарём «Памира» приглянулся Валентину Иванову. Может тем, что чем-то напоминал Вячеслава Чанова, а со временем должен был стать его преемником. В записной книжке Валерия был телефонный номер Валентина Козьмича, и когда срок армейской службы подходил к концу, Сарычев сам позвонил главному тренеру «Торпедо».

Конечно, Валерий понимал, куда шёл. Вратарю первой и олимпийской сборных СССР Чанову тогда было тридцать лет, и Вячеслав собирался играть еще долго. Но Сарычев не спешил, поэтому мог подождать. Кроме того, совместные тренировки с таким асом, как Вячеслав Викторович, должны были способствовать росту резервного голкипера.

Пока Вячеслав Чанов находился в составе сборной на чемпионате мира в Испании, четыре столичных клуба провели блиц-турнир. И в этих встречах ворота торпедовцев защищал Валерий Сарычев, пришедший летом из ЦСКА. Вообще-то автозаводцы присмотрели молодого вратаря «Памира» раньше, чем армейцы, но ЦСКА воспользовался своим правом призвать футболиста в армию.

На турнире московских команд Валерий выступил без особого блеска – пропустил четыре мяча от «Спартака». В чемпионате-82 Сарычев сыграл лишь однажды – в Баку заменил Чанова при счете 2:0 в пользу автозаводцев. Сыграл две минуты, за которые по воротам «Торпедо» не было нанесено ни одного удара. Валерий остался единственным сухим вратарем чемпионата-82.

Сезон-83 Сарычев провел в глубоком запасе. Сыграл лишь однажды, заменил Чанова в ленинградском матче с «Зенитом» уже на восьмой минуте. Валерий пропустил три мяча, автозаводцы проиграли 2:3, а обозреватели отметили разницу между первым и вторым вратарями «чёрно-белых».

Возможно, Сарычев просидел бы на скамейке еще несколько сезонов, но в сезоне-84 получил травму Чанов. Иванову пришлось ставить в ворота Сарычева, и Валерий Константинович оправдал доверие. Играл спокойно, уверенно, ошибался куда реже, чем выручал. Чанов выздоровел и тут же получил очередную травму. Валентин Иванов сделал окончательный выбор в пользу Валерия Константиновича.

Завоевав с таким трудом место в основе автозаводцев, Сарычев как-то легко уступил его юному таланту Дмитрию Харину. Как в своё время Тростенюк и Карасёв расступились перед Сарычевым. Сезон-85 заканчивал Харин, в 1986 году Дмитрий был уже основной, а в 1987-м — Валерий появился в воротах «Торпедо» лишь в конце чемпионата, когда Харин угодил в немилость к Валентину Козьмичу. Казалось, карьера Сарычева увядала.

Но Валерию Константиновичу помог приход нового конкурента. В межсезонье «Динамо» и «Торпедо» обменялись вратарями – Дмитрий Харин перебрался в Петровский парк, а его напарник по олимпийской сборной Алексей Прудников проследовал на Восточную. Но Сарычев настолько здорово подготовился к сезону, что олимпиец Прудников прочно осел в запасе. Валерий действовал легко, уверенно, без присущей ему ранее боязни ошибиться. «Торпедо» после 11-летнего перерыва вернулось на пьедестал, и бронза стала достойной наградой вратарю за терпение и старание.

Три последующих сезона Валерий Константинович отыграл превосходно. В сборную СССР не приглашался, но свой «Огонёк» получил. Вместе со второй бронзовой наградой, завоёванной в последнем чемпионате Советского Союза.

И как это ни покажется странным, но лучшего вратаря 1991 года из «Торпедо» выгнали. Валентин Иванов откровенно сказал Валерию, что решил сделать ставку на более молодого Александра Подшивалова. В «Торпедо» тогда вообще шли бурные процессы – команда взбунтовалась против тренера. И в это смутное время, как в клубе, так и в стране, Валерий уехал за границу. Но не на запад, как многие игроки, а на восток – в Южную Корею. 32-летний Сарычев подписал контракт с «Соннам Илва Чунма».

Сначала было тяжело. Чужая страна, чужой менталитет, незнакомый и трудный язык, похожие партнеры со сложными именами. Но постепенно Валерий адаптировался в Корее, а его клуб трижды стал чемпионом Кей-Лиги. Корейцы не могли нарадоваться русским вратарем, чей рассвет наступил после тридцати лет. Болельщики даже придумали прозвище Валерию Сарычеву, чьё имя было слишком сложным для корейцев. Шин Уй Сон – Рука Бога. Вот так слегка пафосно, но красиво.

Когда в Корее решили отказаться от услуг вратарей-легионеров, Валерию Константиновичу не оставалось ничего иного, как стать гражданином Южной Кореи. Для этого нужно было сдать экзамен по корейскому языку. В паспорт наряду с русским именем было вписано и корейское – Шин Уй Сон.

В Корее Сарычев играл до 45 лет. Выступал за три клуба – помимо «Соннам Илва Чунма» он играл за LG и «Сеул». Четыре раза выигрывал чемпионат страны, собрал приличную коллекцию индивидуальных трофеев. Вот со сборной не получилось. В сборную СССР Сарычева не приглашали, да и тренеры сборной России интереса к его персоне не проявили. В 1997 году про Сарычева вспомнили на его родине – в Таджикистане. Но 37-летний голкипер ограничился одним матчем — с корейцами. Таджикская команда уступила 1:4. Разговоры о приглашении в сборную Южной Кореи остались разговорами.

Завершив выступления, Валерий Константинович остался в Корее, ставшей ему второй родиной. Основал школу вратарей, работал в разных клубах, тренировал голкиперов молодёжной сборной страны, а сейчас занимается бизнесом.

Обсудить
Все комментарии
Caniggia
05 августа в 05:46
Класснейший был вратарь! Жаль за сборную не поиграл, хотя тот Сарычев конца 80-х начала 90-х был, возможно, сильнейшим в Союзе. Помню, как дотащил он то великолепное Торпедо с молодыми с Тишковым и Шустиковым до полуфинала КУ, где только по пенальти проиграли сильному Брондбю со Шмейхелем в воротах. Тот Сарычев на пике был бы сегодня в РПЛ сильнейшим вратарём. Спасибо за статью и воспоминания.
Олег Лыткин
Олег Лыткин ответ vinyardrip (раскрыть)
04 августа в 22:04
Это сам Валерий Константинович!
vinyardrip
04 августа в 13:37
А на фотке кто??? Балабунов?
STVA 1
04 августа в 13:35
Хорший игрок был!
Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий
Отправить
 
Rambler's Top100