Акинфеев-школьник: мастерил табуретки и прогуливал физкультуру

04 июня 2020, 15:11
00:00 / 00:00

«Соккер.ру» продолжает рассказывать о футбольных знаменитостях, которым и в профессии, и в жизни помогает их вера.

Поколение спортсменов, сформировавшихся в послесоветский период, или даже немногим раньше, в отличие от своих предшественников, значительную часть своей жизни провело в обществе, где слову «религия» возвращены все его «гражданские права». С одной стороны, это дало им полную свободу в духовных поисках и обретении веры, с другой, лишило этот поиск своеобразной романтики, сделав его безопасным и даже как бы не требующим каких-то особых раздумий и переоценок. Так уж устроен человек, что ему всегда сладок именно запретный плод, а тот, что сам падает в руки, уже не так ценен, потому что привычен. Возрождение религии в нашей стране затронуло очень многие, в том числе и молодые, сердца. И даже если для части из них это сейчас лишь следование каким-то широко принятым нормам, с годами приятие этих норм должно выразиться в их более глубоком осмыслении. Впрочем, спортсмены, о которых пойдет речь, вполне отдают себе отчет в важности выбранных ими жизненных ценностей. 

Игорь Акинфеев

«...Мне никогда не понять тех людей,

которые не веруют в Господа.

Зачем тогда вообще жить на свете?!»

(из книги «100 пенальти от читателей»)

О знаменитых игроках чаще всего пишут, что их талант был виден сразу еще в юные годы. В отношении Акинфеева это расхожее замечание не способно передать и части впечатления от его появления в большом футболе. Талант вратаря — это ведь не только умение высоко прыгать и ловко отбивать мяч. Самое важное для голкипера — быть хозяином в своей штрафной, авторитетом для игроков собственной команды. Именно таким хозяином, настоящей «половиной команды», был знаменитый Лев Яшин. Когда 17-летний Игорь с первых же матчей в основе взялся уверенно и без малейшего пиетета руководить уже достаточно опытными и амбициозными партнерами, стало ясно — свое место в воротах ЦСКА суровый юноша не уступит никому. Впрочем, надо заметить, что с товарищами ему повезло. Как он сам позже напишет в своей книге: «С какими–то возмутительными случаями, когда игроки поопытнее стараются всячески доказать молодым свое превосходство, я, к счастью, не сталкивался. За что очень благодарен судьбе – и в сборных, и в клубе она сводила меня с порядочными и отзывчивыми людьми». С тех пор, с 2003 года,  и по сегодняшний день Игорь Акинфеев — всеми признанный вратарь номер один российского футбола. Две тяжелейшие травмы, которые должны были поставить крест на его карьере, тоже бессильно отступили перед акинфеевским характером. В море его титулов, званий и достижений можно утонуть. Он 6-кратный чемпион России, 6-кратный победитель Кубка России, 7-кратный обладатель Суперкубка России, победитель Кубка УЕФА и бронзовый призер чемпионата Европы. Кроме  того, он 6 раз получал серебряные и 2 раза бронзовые медали чемпионатов России, а также один раз его клуб уступил в финале Кубка России. Акинфеев — «Заслуженный мастер спорта». Он 12 раз занимал первое место в списке 33 лучших игроков сезона. Рекордсмен по количеству «сухих» матчей в чемпионате страны и за всю карьеру в целом (возглавляет «Клуб Льва Яшина»), по количеству матчей за один и тот же клуб (обошел Олега Блохина). В конце 2018 года стал первым отечественным вратарем за всю историю нашего футбола, который достиг отметки в 300 матчей без пропущенных голов. С 2004 по 2018 год — вратарь сборной страны (почти бессменный) и рекордсмен среди вратарей по количеству матчей в ее составе. Кавалер орденов Дружбы (2006 год) и Почета (2018 год). Международной федерацией футбольной истории и статистики поставлен на 15-е место в списке лучших вратарей XXI века.

***

Команде ЦСКА как-то предстоял матч в Кубке России во Владимире против местного «Торпедо». Акинфеев к тому времени уже являлся основным вратарем клуба, но от этой игры тренером был освобожден, хотя с командой, разумеется, поехал. Когда выдалось свободное время, он вместе с директором клуба по связям с общественностью С. Аксеновым отправился в прославленную жемчужину русского зодчества Свято-Успенский кафедральный собор, в котором давно хотел побывать. Игорь, естественно, настроился на встречу с величавым, торжественным и священным, совершенно не связанным с его родом занятий. Но когда они с товарищем вошли в храм, находившиеся внутри люди тут же узнали футболиста и, забыв цель собственного прихода, окружили молодого человека с просьбами дать автограф и сфотографироваться. Акинфеев попытался их успокоить, напомнить, что они находятся в храме, а не возле стадиона, и лучше сделать все это потом, хотя бы на улице. Частично это удалось, но воспоминание о таком неожиданном проявлении собственной популярности, осталось не самым приятным. «Конечно, и к таким ситуациям нужно относиться со смирением, — размышлял он позже, — но все же чисто по–человечески непонятно... Ведь эти люди тоже зачем–то пришли в церковь – не затем же, чтобы сфотографировать кого–то другого?» Справедливости ради заметим, что посещение, судя по тому, что пришлось еще и заплатить за вход, совпало с тем временным интервалом, когда в соборе не было службы и он функционировал как платный музей. Поэтому среди посетителей было немало туристов.

«У меня даже по физкультуре двойка была»

Вратарь, пожалуй, самое романтичное футбольное амплуа. Он изначально не такой, как все. Он единственный может играть руками, у него есть перчатки (а иногда и головной убор с козырьком от солнца), и его принято защищать всей командой (особенно — в хоккее, но и в футболе тоже). Это чаще всего самая харизматичная фигура на поле. Вглядитесь в  лица знаменитых голкиперов мира — Льва Яшина, Зеппа Майера, Гордона Бэнкса, Оливера Кана, Сантьяго Канисареса, Харальда Шумахера, Дино Дзоффа, Икера Касильяса. Это — безоговорочные кандидаты на главные роли в каком-нибудь крутом боевике. В их глазах мудрость, интеллект и абсолютная уверенность в своем лидерстве. Они восхищают и вызывают желание им подражать. И когда любящему футбол мальчишке предлагают встать в один ряд с ними, не может быть и речи о какой-то его «второсортности» в команде. Если он становится вратарем, значит он должен быть вожаком! Другие в этой роли не выживают.

Игорю предложили попробовать себя в воротах уже на второй тренировке в детско-юношеской спортшколе ЦСКА. Вероятнее всего — потому что он был самый маленький. Его в 4 с половиной года(!) зачислили в группу шестилеток. И его первый тренер, Дезидерий Ковач, взявший мальчишку «по протекции» своего приятеля, который, в свою очередь, был знакомым Владимира Васильевича Акинфеева — отца Игоря, наверное, просто боялся, чтобы малыша не затоптали. Да и сам Игорь, как позже признавался, особо много бегать не любил, а вот мяч ловил с удовольствием и азартом. В общем, сказать, что пацан с пеленок бредил футболом и хотел им заниматься, нельзя. Инициатива принадлежала именно отцу. «Без своего отца я бы, наверное, не стал футболистом», — признается сам Игорь. Любивший спорт Владимир Васильевич («человек спортивный, пара клюшек за дверью у него стояла всегда») просто воспользовался возможностью показать активного сына настоящему тренеру. А уже вскоре кумиром Акинфеева-младшего стал испанский вратарь Сантьяго Канисарес.

Вообще-то в подмосковном городе Видное, где 8 апреля 1986 года Игорь появился на свет, самым популярным видом спорта всегда был ныне не часто упоминаемый мотобол — футбол на мотоциклах. Команда из Видного — «Металлург» — многократный чемпион и обладатель Кубков СССР и России. Кто знает: не отведи отец мальчугана в футбольный  манеж, может стал бы он завзятым мотоболистом и байкером? Но отец был твердо уверен именно в футбольном таланте сына. В отличие от мамы Игоря — Ирины Владимировны. «...Мама не верила, будто все эти тренировки – всерьез. Нравится сыну, и ладно. Но, как и отец, ради меня была готова на все», — вспоминал Игорь.

А забот, кстати говоря, хватало. Детство-то пришлось на начало 90-х, всю «прелесть» которых семья Акинфеевых сполна ощутила на своем кармане. Отец был дальнобойщиком (и даже подрабатывал частным извозом, а позднее — стал персональным водителем), мать — воспитательницей в детском саду. «Жилось нам в начале 90–х очень непросто, как и всем обычным российским семьям. Денег по тем временам не всегда хватало и на проезд в общественном транспорте». Так что даже отправить сына на очередную тренировку иногда было проблемой. Но, видя огромное желание Игоря не пропускать занятий, в буквальном смысле наскребали последнее. Дома же будущий вратарь сборной вместе со своим старшим (на три года) братом Евгением ежедневно «по-братски» выясняли отношения, вынуждая маму с папой разнимать их то «кнутом», то «пряником» (конфетами). Делили, в основном, велосипед, пока не сломался (а на новый  денег не было), и телевизор — брат обожал мультики, а Игорь спортивные передачи («спорт смотрел совершенно любой – главное, чтобы кто–то куда–то бежал, прыгал, бил по мячу или бросал шайбу»). Еще был лучший друг — Илья Майоров («мой единственный товарищ, вместе с которым мы прошли все школьные классы – от первого до последнего. ...Наши приятельские отношения с годами только крепли, хотя жизнь упрямо старалась развести нас в разные стороны») и любимая бабушка Аня («удивительно добрый человек, больше всего на свете она любила своих детей и внуков»).

Что касается школы, то, как ни странно, от упорных занятий футболом больше всего пострадала физкультура. Игорь ее просто прогуливал из опасения получить на уроке травму, которая повредит его тренировкам. В результате — «двойка», которую пришлось «исправлять» Ирине Владимировне: «В первую очередь нужно сказать спасибо моей маме, которая бессчетное число раз ходила на всевозможные собрания, всем объясняла, что сын не лодырничает, а занимается футболом». Не сложились также отношения с географией. В то же время именно со школы у Акинфеева началась на всю последующую жизнь страсть к истории. А еще он любил уроки труда, на которых с успехом делал табуретки. Его потрясающей силы удар по мячу, поразивший всех с самых его первых матчей в большом футболе, — тоже из детства. Это Владимир Васильевич во время матчей команды Игоря в ДЮСШ, как только игра перемещалась к противоположным воротам, заставлял сына со всей силы выбивать за пределы поля мяч, который сам же ему и накатывал. Раз по 30-40 за игру, по словам Игоря. А также требовал, чтобы сын сам вводил мяч в игру ударом от ворот. А еще Игорь помнит, как отец раздобыл ему настоящие вратарские перчатки. В Москве тогда их найти было невозможно. Но как-то на на ВДНХ немцы рекламировали свою  продукцию, в том числе и перчатки для вратарей. «Естественно, папа сразу помчался туда... Смотрит – а у них все в единственном экземпляре, не для продажи! Долго–долго уговаривал старшего продать одну пару – для киндера. И в итоге тот сдался. Вот так и появились у меня в жизни первые вратарские перчатки». «Спасибо родителям, я рос нормальным, здоровым ребенком, — напишет позже Игорь в своей книге „100 пенальти от читателей“. -  Стать футболистом мне помогли родительская любовь, пристальное внимание тренеров и каждодневный титанический труд».

Обсудить
Все комментарии
kts
kts
04 июня в 21:16
Не фанат Игоряна. Но парень он видно неплохой
ANATOLY KANDAUROV
04 июня в 20:36
Вывод простой и короткий. А все таки Акинфеев интересный человек. В каждом футболисте нужно видеть прежде всего человека, а уже потом футболиста. Неужели у кого то поднимется рука (язык) поливать грязью хорошего человека, отличного семьянина и прекрасного вратаря.!
VAN ARM
04 июня в 17:38
ну пусть будет так)))
Авторизуйтесь, чтобы оставить свой комментарий
Отправить
 
Rambler's Top100